Ликвидаторы последствий аварии на чернобыльской аэс

Кто имеет право на получение льгот и выплат

В истории СССР были крупные техногенные катастрофы, некоторые из них привели к радиоактивному заражению местности и нанесли ущерб огромному количеству людей. Самая печальная катастрофа – авария на Чернобыльской АЭС, произошедшая 26 апреля 1986 года. Но были также и другие аварии. Так, 29 сентября 1957 года произошла «Кыштымская авария» – катастрофическая ситуация на химическом комбинате «Маяк» (закрытый город Челябинск-40, в настоящее время – Озерск). Взорвалась емкость с радиоактивными отходами. Однако еще с 1948 года радиоактивные отходы сливались в реку Теча. Кроме того, с 1949 года советские власти проводили ядерные испытания на Семипалатинском испытательном полигоне (сейчас территория Казахстана). Из-за несовершенства технологий территория оказалась зараженной, негативные последствия для здоровья и сейчас ощущают военнослужащие, работники полигона, жители окружающих населенных пунктов.

Для обеспечения социальной защиты пострадавших был принят Закон РФ от 15.05.1991 N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Нормы этого закона распространяются и на пострадавших при других техногенных катастрофах с радиационным заражением.

Обобщенно перечень граждан – федеральных льготников согласно законодательству таков:

  1. Пострадавшие в результате чернобыльской катастрофы:
    • получившие облучение и перенесшие лучевую болезнь, а также другие заболевания в связи с воздействием радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС или при работах по ликвидации этой катастрофы;
    • получившие инвалидность в связи с чернобыльской катастрофой, в том числе участвовавшие в ликвидации последствий; эвакуированные из зон отчуждения и отселения; получившие инвалидность из-за донорства костного мозга для спасения пострадавших на ЧАЭС;
    • участвовавшие в 1986-1987 годах в работах по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы; проходившие службу в зоне отчуждения, работавшие на объекте «Укрытие», медики, получившие сверхнормативные дозы облучения;
    • занятые на работах в зоне отчуждения, постоянно проживающие или работающие на территории зоны отселения, зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом, занятые на работах в зоне отселения;
    • добровольно выехавшие на новое место жительства из зоны отселения после 1986 года;
    • военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел, МЧС, которые проходили или проходят военную службу в зонах отчуждения, отселения или зонах с льготным социально-экономическим статусом;
  2. Пострадавшие в результате радиационного заражения на ПО «Маяк»:
    • принимавшие участие в ликвидации последствий аварии на ПО «Маяк» и в проведении защитных работ вдоль реки Теча в 1949-1962 годах;
    • эвакуированные или добровольно выехавшие из населенных пунктов, которые подверглись радиоактивному загрязнению из-за аварии на ПО «Маяк» и сброса радиоактивных отходов в реку Теча;
    • проживавшие в 1949-1956 годах в населенных пунктах, которые были подвержены радиоактивному заражению из-за сброса отходов в реку Теча;
    • проживающие в населенных пунктах, которые были подвержены радиоактивному заражению из-за аварии на ПО «Маяк» и сброса радиоактивных отходов в реку Теча;
  3. Проживавшие в 1949-1953 в населенных пунктах, подвергавшихся радиационному заражению в результате испытаний на Семипалатинском полигоне.

Перечень населенных пунктов, пострадавших в результате аварии на ЧАЭС, пересматривается каждые 5 лет, поскольку радиационная обстановка непостоянна.

Согласно Постановлению Правительства РФ №1074 «Об утверждении перечня населенных пунктов, находящихся в зоне радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на ЧАЭС» к зоне отчуждения отнесены несколько населенных пунктов Брянской области; к зоне отселения – некоторые населенные пункты Брянской, Орловской, Тульской и Калужской областей; населенные пункты еще нескольких субъектов РФ относятся к зоне проживания, имеющей льготно-экономический статус.

Процедура оформления и необходимые документы

Для того, чтобы воспользоваться полагающимися льготами и выплатами, нужно, прежде всего, получить соответствующее удостоверение:

  • удостоверение единого образца гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС;
  • удостоверение гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча.

Для оформления удостоверения нужно обратиться в отдел социальной защиты населения в администрации по месту жительства льготника. Потребуется предоставить следующие документы:

1 паспорт или иной удостоверяющий личность документ;
2 документы, подтверждающие право заявителя на получение статуса. Это могут быть справки о проживании на зараженной территории, военный билет с записью о прохождении службы в местах выбросов радиоактивных веществ, трудовая книжка с соответствующей записью и т.д.;
3 для тех, кто оформляет пенсию по потере кормильца – документы, подтверждающие родство между пострадавшим от радиации и заявителем.

Оформляется удостоверение не больше 10 дней с даты приема документов. После получения удостоверения на его основании предоставляются льготы.

Чтобы получить причитающиеся льготы и выплаты, нужно обратиться в соответствующий орган власти, составить заявление, предоставить льготное удостоверение и документы по утверждаемому перечню. Например, для оформления жилищной субсидии нужно обратиться в отдел социальной защиты населения, МФЦ или центр жилищных субсидий. Потребуется предоставить такие документы:

1 паспорт заявителя;
2 заявление по установленной форме;
3 удостоверение «чернобыльца»;
4 данные о членах семьи – свидетельство о браке, свидетельства о рождении детей;
5 справка о составе семьи;
6 документы, подтверждающие право собственности на жилье (если имеется);
7 другие документы при необходимости.

Порядок и перечень необходимых документов могут время от времени меняться, поэтому стоит уточнить всю необходимую информацию в отделе социальной защиты населения.

«До сих пор слёзы на глазах»

Белгородец Виктор Амосов приезжал в зону несколько раз. Первый — 9 мая 1986 года на пару дней. Через месяц он вернулся на два месяца и пробыл до сентября. В третий раз ликвидатор пробыл в Чернобыле всю осень 1987 года. Последний раз он находился там с апреля по июнь 1988 года. Всего больше 450 суток. За это время он получил 28 рентген. В зоне Амосов был начальником производственного отдела. Его задача заключалась в том, чтобы обеспечить работу военнообязанных на станции и запустить растворобетонные заводы до объёма 5 тысяч кубометров в сутки для строительства саркофага.

Виктор Амосов, фото «Комсомольской правды»

Во время работы в зоне отчуждения Виктор Амосов вёл дневник, затем выпустил несколько сборников стихотворений, в том числе посвящённых катастрофе. Почитать о его судьбе можно на сайте «Комсомольской правды».

Пожарный – Герой России

Начальник отдела Главного управления пожарной охраны МВД СССР подполковник Владимир Максимчук прибыл на ЧАЭС в составе правительственной комиссии. Ему выпала доля возглавить тушение пожара в ночь на 23 мая. Об этой истории долго умалчивали: угроза нового взрыва 4-го реактора возникла после возгорания циркулярных насосов и кабелей высокого напряжения. Не допустив пожарные расчёты, с разведывательной группой подполковник проник на место пожара. Установив степень опасности и выявив уровень радиации (250 рентген в час), Владимир Максимчук лично организовал спасательные работы, определив максимальное время нахождения на территории возгорания десятью минутами.

В зону борьбы с пожаром была введена специальная техника, а боевые расчёты постоянно менялись, информируя друг друга о происходящих изменениях. Сам командир с каждой группой вновь и вновь оказывался в самой опасной точке, служа примером личного мужества. Это для страны на долгие годы — самый «секретный» подвиг. Героев Чернобыля представляли к наградам, а сорок бойцов-пожарных во главе с командиром окажутся на больничной койке безвестными. В 1994-м, в возрасте 46 лет и звании генерал-майора внутренней службы МВД, Владимир Максимчук скончался, будучи посмертно в 2003 году удостоен звания Героя России.

Исповедь ликвидатора:

Каждому дают указание бросить лопату радиоактивной пыли, а затем уходить. Почти все ликвидаторы, которые работали на крыше третьего блока, находились в возрасте от тридцати пяти до сорока из числа резервистов, отозванных из службы в вооруженных силах для «маневров».

Генерал Тараканов приказал им удалить листы свинца, закрывающие стены правительственных подкомитетов, чтобы сделать их элементарной защитной одеждой. Эти костюмы не носили более одного раза: они поглощали слишком большую радиоактивность.

Те, кто поумнее, сделали себе «фиговые листья», который они вставили между двумя слоями нижнего белья. Также делали свинцовую кепку, которую они носили в качестве головного убора, и свинцовую подошву, которую вставляли в сапоги.

«Было вызвано больше подкреплений. Они жили в палаточных лагерях, некоторые из которых исчислялись в несколько тысяч человек, и были расположены по всей 30-километровой зоне, затронутой взорванным реактором. Каждый день ликвидаторы тысячами выстраивались перед заводом, чтобы ждать рабочих заданий.

Иногда ликвидаторы могли ждать несколько часов, прежде чем им будет вручено задание на день, если они получат его вообще.

Специальные планы складывали медленно. Военные транспортные средства для удаления препятствий и бульдозеры начали выравнивать сильно облученные и обугленные лесные угодья, которые когда-то были зелеными растениями.

Сосновые деревья, получившие определенную летальную дозу облучения в 3 000 рентгеновских лучей, умерли, а их безлистные скелеты образовали впечатляющее, неестественное расположение, сейчас известное как «Рыжий лес». – Сергей Мирный.

Вокруг мертвых территорий зоны Чернобыля в бронированных патрульных машинах измерялась радиация и ставились желтые знаки радиации / флаги в облученных местах.

Флаги также содержали специальные карманы, в которых наблюдательные бригады оставляли обозначения, регистрирующие время облучения для дальнейшего сравнения.

Спустя несколько месяцев огромные грузовики с бетоном начали работать почти без остановок, и был построен знаменитый «саркофаг».

Все выдержки, выше и ниже упомянутые, относятся к книге: “Дневник Ликвидатора” Сергея Мирного (командир взвода радиационной разведки).

У них не было защитной одежды или дозиметрического оборудования для измерения уровней излучения; пылающий радиоактивный мусор, слитый с расплавленным битумом, они брали в руки или отбрасывали их ногами.

Графит горел при температуре более 2 000 градусов. Это героическое, но совершенно бесполезное действие приблизило их к смертоносному источнику излучения, большему, чем даже у жертв Хиросимы, где “бомба-малыш” излучала гамма-лучи только в тот момент, когда она была взорвана, это было на высоте 2500 футов над землей.

https://youtube.com/watch?v=WgxPs-L-Bhg

Смертельная доза облучения оценивается примерно в 400 доз, что будет поглощено любым человеком, чье тело подвергается воздействию поляризации 400 рентгеновских лучей в течение 60 минут.

На крыше турбинного зала излучалось как гамма, так и нейтронное излучение комков уранового топлива и графита со скоростью 20 000 рентгеновских лучей в час; вокруг ядра, уровни достигали 30 000 рентгеновских лучей в час: здесь человек поглотил бы смертельную дозу всего за 48 секунд.

Правик (начальник караула военизированной пожарной части № 2 (ВПЧ-2), охранявшей ЧАЭС) и его люди почувствовали головокружение и рвоту и были освобождены и увезены скорой помощью.

Когда они умерли две недели спустя в больнице №6, я услышал, что радиация была настолько интенсивной, что глаза Владимира Правика превратились из коричневого в синий.

Николай Титенок получил такие сильные внутренние радиационные ожоги, что у него на сердце появились волдыри.

Их тела были настолько радиоактивными, что хоронили ликвидаторов ЧАЭС в гробах из свинца с закрытыми крышками.

*Погибший персонал: умерших сразу – 2 человека; от облучения, спустя несколько недель – 19. Из 40 пожарных, спустя несколько недель от облучения умерло 6 человек.

Какие изменения в ситуации с ЧАЭС сегодня?

В 2000 году в Украине осталось четыре рабочих электростанции, ЧАЭС была выведена из эксплуатации окончательно, и теперь на ее территории организовали государственное специализированное предприятие ЧАЭС. Новым директором был призначен Грамоткин И.И.

Как заключение, можно сказать лишь одно: данная катастрофа должна научить человечество задуматься над своей беспомощностью перед природой

Во всем мире должны приниматься меры предосторожности, чтобы данная катастрофа не повторилась. Во избежание новых бед в первую очередь государство должно обеспечивать безопасность таких объектов и выделять для этого нужное количество средств, чтобы в дальнейшем загрязнение не распространялось на новые территории, и как можно меньше людей относилось бы к категории – чернобылец

Сейчас в некоторых странах мира пытаются отказаться от атомной энергетики, и используют более безвредные методы получения энергии. Печальным остается тот факт, что все-таки на содержание и техническое обеспечение станции выделяется не достаточно денег, и это приводит к повторному заражению окружающей среды.

Возможно, люди начали понемногу забывать события апреля 1986 года, но подвиги героев, и их имена забывать нельзя

20 лет спустя[править | править код]

Двадцатая годовщина катастрофы была ознаменована чередой важных событий.

Ликвидаторы провели в Киеве собрание, посвящённое годовщине трагедии, дабы напомнить властям о заслуженных компенсациях и о проблемах с медицинским обслуживанием. Подобные собрания проводились во многих городах бывшего Союза.

25 апреля 2006 года был открыт памятник Герою Советского Союза генералу Леониду Телятникову (он был среди числа самых первых ликвидаторов) на Байковом кладбище в Киеве.

200 ликвидаторов, которые в данный момент живут в Эстонии, надеются на помощь эстонского законодательства после встречи их представителей с президентом Эстонии Тоомасом Хендриком Ильвесом 26 апреля 2006 года. Причина этого — положение, установленное в эстонской конституции, говорящее о том, что государство может оказывать помощь только гражданам, которые являются «юридическими потомками» граждан Эстонской республики, проживавших на её территории в промежутке 1918—1940 года. В это же время ни Россия, ни Украина, ни Белоруссия, ни Казахстан не предоставляют помощи ликвидаторам, проживающим за границей.

Многим ликвидаторам, проживающим в Хабаровске и служившим на момент аварии в армии, было отказано в помощи, поскольку «они не являлись нанятыми рабочими», но были военнообязанными. В результате пять ликвидаторов обратились в Европейский суд по правам человека с требованием выплатить им причитающуюся денежную компенсацию за причинённый вред здоровью.

«За героизм»

Когда взрыв атомной смеси разрушил реактор станции, первыми против стихии выступили сотрудники военизированной пожарной охраны. Пламя на месте взрыва погасить никак не получалось – тогда решили действовать с воздуха и привлекать ВВС. Позднее летчиков военной авиации назвали «ангелами Чернобыля».

Утром 26 апреля первый военный вертолет уже вылетел на разведку обстановки. Практически все очаги возгорания уже удалось потушить, но оставался один – самый опасный. Внутри реактора горели графитовые стержни – они раскалились до 180 градусов и образовывали радиоактивный дым.

Радиоактивное облако поднималось на полкилометра ввысь и распространялось с высокой скоростью в разные стороны. Действовать нужно было быстро, профессионально и слаженно. К вечеру 27 апреля вертолетчики начали сбрасывать мешки с песком на взорвавшийся 4-й энергоблок. Работать приходилось в условиях, близких к ядерной войне. К тому же у боевых вертолетов не было необходимой защиты, посадочных площадок и приспособлений, чтобы сбросить груз.

Чтобы снизить температуру графитовых стержней, к мешкам с песком добавили болванки свинца. Сбрасывали их вручную, привязывая бортовых техников страховочными ремнями к вертолетам. Затем техникам начали помогать солдаты. Спускались на высоту 200 метров над реактором. В день – 10-15 вылетов. У некоторых экипажей их было в два-три раза больше.

30 апреля 1986 года огонь в реакторе удалось потушить – боевые летчики начали наращивать слой песка. За время тушения ЧАЭС ВВС совершили почти 28 тысяч вылетов. Многие летчики получили огромные дозы радиации.

В память об их подвиге был учрежден нагрудный знак «За героизм». Он оформлен как рубиновый крест, каждый луч которого окантован золотой каймой. В центре креста – круглый щит, обрамленный лавровым венком. На голубом фоне – изображение Чернобыльской станции и зависшего над ней вертолета. Внизу – красная лента с надписью «За героизм».

На тыльной стороне написано «В память о подвиге военно-воздушных сил на ЧАЭС». Надпись занимает 5 строк.

Крест крепится к стандартной пятиугольной колодке. Колодка обтянута муаровой лентой синего цвета, по обе стороны – тонкие продольные голубые полосы.

Лучевая болезнь

Наибольшую дозу облучения приняли те, кто работал на АЭС в первые часы после взрыва — это сотрудники станции, дежурившие в ночь взрыва, и пожарные, прибывшие для тушения. Эти люди отключали оборудование, устраняли локальные возгорания, тушили основной пожар в активной зоне.

Все они были облучены летальной дозой радиации, получили сочетанные и комбинированные лучевые поражения, подверглись внешнему γ-облучению, значительная часть радионуклидов попала на их кожу и внутрь организма через органы дыхания.

В тот же день, 26 апреля, герои-ликвидаторы были срочно эвакуированы в Москву и госпитализированы в 6-ю Московскую клиническую больницу, специализирующуюся на лучевой болезни, ныне — Федеральный медицинский биофизический центр имени А.И. Бурназяна ФМБА России.

Течение острой лучевой болезни у ликвидаторов аварии характеризовалось гибелью эпителия желудочно-кишечного тракта, обширными повреждениями кожных покровов (до 100%), гибелью кроветворной ткани, иммунокомпетентной ткани, нейронов головного мозга, деструкцией стенок кровеносных сосудов. В медицине возникло понятие «чернобыльские больные».

Герои Чернобыльской АЭС

К числу героев относятся тысячи людей, их список кажется бесконечным, ведь именно они в первые часы и дни после взрыва, ценой собственной жизни спасали мир от радиоактивного выброса.

Имена В.Правика, В.Кибенок, Л.Телятникова не должны быть забыты, ведь они одними из первых прибыли на ЧАЭС и приняли на себя весь удар.

Николай Титенок – пожарный, работавший без защитной амуниции, на его руках были только брезентовые рукавицы. В первые часы после взрыва он работал даже без противогаза. Он незащищенными руками сбрасывал куски графита с крыши разрушенного энергоблока.

Владимир Тишура – получил максимальное количество радиации. Он тушил реакторый зал, в котором уровень радиации доходил до 1000–2000 мкР/час при норме 25 мкР/час.

Неоценимый вклад в предотвращение еще большей катастрофы сделали три инженера: А. Ананенко, В. Беспалов и Б. Баранов. Они через пять дней после взрыва, когда реактор продолжал плавиться, в водолазных костюмах опустились в резервуар с водой под реактором, открыли клапаны, спустили воду, и таким образом предотвратили второй взрыв, который был бы по силе намного больше чем первый. Все они умерли через три дня после подвига от лучевой болезни.

Бражник В. С. – работал электромонтером на станции с 1979 года. В 1980 году был переведен в турбинный цех на должность машиниста-обходчика турбинного оборудования. В роковой день был на смене. В первых рядах боролся с последствиями аварии. Перекрыл собственноручно маслопровод, на котором были повреждены дренажи. Получил смертельную дозу радиации, умер 14 мая 1986 года.

Ващук Н. В. 1959 года рождения, сержант внутренней службы, командир отделения СВПЧ-6 по охране г. Припять. Он прибыл на место трагедии в 1 час 35 минут, быстро оценил ситуацию, и организовал свою команду для выполнения опасного задания. С помощью лестниц он и его люди сделали между 3-м и 4-м энергоблоками рукавную систему подачи воду на крышу реактора. Несмотря на высокие температуры, низкую видимость и радиацию смог предотвратить распространение пожара. От облучения умер 14 мая 1086 года.

Иваненко Е. А. – сотрудник вневедомственной охраны. Во время трагедии была на посту, получила смертельную дозу радиации, вышла на дорогу и потеряла сознание. Там ее нашли и привезли в больницу. Она погибла 26 мая 1986 года.

Лузганова К. И. – сотрудник вневедомственной охраны. Вследствии облучения была доставлена в 6-ю Московскую больницу где и умерла 31 июля 1986 года.

Данный список можно продолжать еще очень долго, ведь много людей погибло во время локализации аварии. Перейдите по данной ссылке, и сможете более подробно узнать историю многих героев Чернобыля.

Вину свалили на персонал

Официальное сообщение об аварии от Совета Министров СССР поступило только 29 апреля. Отвечая одному из журналистов, академик Легасов сослался на неожиданность трагедии: «Как специалист и участник событий могу подтвердить – масштабы аварии, ее характер, развитие событий казались невероятными, почти фантастическими. Злого умысла, попытки что-то скрыть не было». Иными словами, не было злого умысла, но была недопустимая растерянность.

В итоге всю вину свалили на персонал станции, ведь нельзя же было признать неудовлетворительной всю работу в атомной промышленности. Виновниками аварии были назначены пять человек, тогдашнее руководство ЧАЭС. Бывший генеральный директор станции Виктор Брюханов и заместитель главного инженера Анатолий Дятлов получили по 10 лет колонии (Дятлов умер в 1995 году от лучевой болезни). Главный инженер Николай Фомин был арестован 19 августа 1986 года, сошел с ума во время следствия, был признан невменяемым и отправлен в психиатрическую больницу. Начальник смены Акимов и оператор Топтунов не попали под суд только потому, что получили огромные дозы облучения и скончались в больнице. Пять лет получил начальник смены Борис Рогожкин; три и два года – начальник реакторного цеха Алексей Коваленко и государственный инспектор Госатомэнергонадзора СССР Юрий Лаушкин.

А ведь среди этих людей были и те, кто принял на себя весь ужас первых часов аварии. Вот лишь несколько свидетельств участников тех событий, записанные впоследствии.

Анатолий Дятлов: «Первое, что я сделал – вызвал пожарных, а сам поспешил на улицу и обошел здание. Увидел, что оно разрушено, на крышах огонь. Но когда приблизился к 3-му блоку, то около него уже стояли пожарные машины. Поинтересовался: «Кто старший?». Мне показали на лейтенанта Правика.

Я вернулся на 4-й блок. Вызвал заместителя начальника цеха и приказал отключить от электропитания все механизмы, срочно разобрать электросхемы, которые искрили и могли загореться. Потом к нам, на 4-й, пришел дозиметрист. Он замерил уровень радиации. Были места, где, по моему мнению, работать было еще можно. Однако оказались и довольно опасные точки. Правда, насколько опасные, мы не выяснили. Дозиметры оказались слабые, их «зашкаливало». Но мы решили все-таки часть людей вывести за пределы блока».

Юрий Трегуб: «Освещение на какое-то время погасло, потом восстановилось. Я видел, как Акимов включал насосы аварийного охлаждения. Мне он дал команду вручную включить систему аварийного охлаждения реактора. Но в одиночку этого не сделать. Лишь одну задвижку – вдвоем – и то надо открывать минут 30. Тут я увидел Газина, и мы побежали выполнять команду. Рванули дверь, и нас окатило горячим паром. Похоже, сварит минуты за две. Кинулись назад к блочному щиту. Откуда лилась вода, не понял. Нам требовалось попасть в гидробаллонное помещение системы аварийного охлаждения реактора. Только тут дверь завалило. Выскочили на улицу. Там лежали баллоны, разбросанные взрывом, как спички. Тут я увидел свечение от реактора, напоминающее свет от раскаленной спирали».

Телефонистка Попова: «Той ночью я была дежурной телефонисткой по станции. Позвонил Рогожкин и сообщил: «Авария!». Я спросила: «Какая?». Он ответил: «Большая авария». Потом позвонил Брюханов и сказал, чтобы я ставила на магнитофон ленту «Общая авария». Но магнитофон сломался. И система автоматического оповещения всех должностных лиц Чернобыльской станции не работала. Пришлось обзванивать каждого в отдельности».

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий