Военная опасность и военные угрозы. источники и характерные признаки

3.1. Введение

Современный этап
мирового развития характеризуется
острейшими социально-экономическими
конфликтами и политическими противоречиями.

Россия находится
на новом этапе своего исторического
пути. Реформируются основы государственного
устройства и управления, пересматриваются
национальные ценности и согласуются
интересы личности, общества и государства,
происходит дальнейшее развитие
социально-экономических, политических,
правовых, этнических связей и отношений.
Изменились подходы к обеспечению
национальной безопасности, что, в свою
очередь, позволило по-новому рассматривать
место и роль России в мире.

Обозначившийся с
начала нового века выход России из
состояния политического и экономического
кризиса и существенное укрепление ее
позиций на мировой арене в последнее
время выступают

важнейшими мировыми
тенденциями. Это дает возможность
говорить о необходимости формулирования
новых приоритетов ее внешней политики,
учитывающих современные реалии, а также
объективные геополитические интересы
РФ, связанные с необходимостью обеспечения
благоприятных условий для ее развития
в качестве одного из ведущих государств
мира.

Вопреки многим
оценкам, господствовавшим в первой
половине 1990-х годов, значение военной
силы в мире не уменьшилось. Более того,
в начале XXI в. обозначились процессы
повышения роли военной силы для
обеспечения политических и экономических
интересов государств мира. Это ставит
на повестку дня задачу переосмысления
всего комплекса вопросов, связанных
как с основными аспектами международной
безопасности, так и с принципами
обеспечения национальной безопасности
РФ.

Безопасность РФ
— состояние
защищенности жизненно важных интересов
ее граждан, общества и государства от
внутренних и внешних угроз (Закон РФ «О
безопасности»).

Жизненно важные
интересы (национальные интересы)

совокупность потребностей, удовлетворение
которых надежно обеспечивает существование
и возможности прогрессивного развития
личности, общества и государства.

К основным объектам
безопасности относят:

— личность — ее
права и свободы;

— общество — его
материальные и духовные ценности;

— государство
— его конституционный строй, суверенитет
и территориальную целостность.

Содержание обновленной российской Военной доктрины

В классификации войн и военных конфликтов изменений не произошло. Некоторыми военными экспертами выражалось сожаление, что даже обновленный документ по-прежнему не дает четкого определения понятию «войны», а такие неопределенности кроме всевозможных передергиваний ни к чему хорошему пока не приводили.

https://youtube.com/watch?v=pGURuad8ZhI

Некоторые эксперты еще в 2016 году предлагали свои толкование термина «война». Вот одно из них. Войной можно называть высшую форму разрешения коренных межгосударственных противоречий среди коалиций государств, социальных групп народонаселения одного из государств с применением вооруженного насилия высокой интенсивности, которые могут сопровождаться иными видами противоборств (например, политико-экономических, информационных, психологических, и пр.) для завоевания обусловленных политических целей.

По технологическому уровню развития борющихся сторон:

  • Война технологически слаборазвитых государств;
  • Война технологически высокоразвитых государств;
  • По смешанному типу: война высокоразвитых и слаборазвитых государств.

По применению стратегии для достижения целей:

  • Война с использованием стратегии по сокрушению противника, преимущественно физически;
  • Война с использованием стратегии непрямых воздействий. Это могут быть мероприятия по дестабилизации в политике и экономике государств, по организации внутри государств ситуаций, так называемого «управляемого хаоса», по косвенной или прямой военной поддержке вооруженных оппозиционных сил для завоевания власти нужными политическими силами;
  • По смешанному типу: «гибридная война» — война, сочетающая на разных этапах комплекс применения стратегий, как сокрушения, так и непрямых воздействий.

По использованию средств вооруженной борьбы война может быть:

  • Ядерной;
  • С использованием полного потенциала ОМП (оружия массового поражения);
  • С использованием исключительно обычных видов вооружений;
  • С массовым использованием оружия с новыми физическими принципами.

По отношению к нормам международного права война может быть:

  • Справедливой — для защиты независимости, суверенности, нацинтересов;
  • Несправедливой — попадающая под международную классификацию «агрессия».

По составу участников вооруженного противоборства война может быть:

  • Среди двух государств;
  • Среди коалиций государств;
  • Среди коалиции и одного государства;
  • Гражданской.

Локальная война — это война, которая может преследовать ограниченную военно-политическую цель. Боевые действия ведутся в пределах противоборствующих государств и затрагивают главным образом интересы исключительно этих государств (территориальные, экономические, политические и другие). В определенных обстоятельствах локальные войны могут перерастать в региональные или даже крупномасштабные.

Региональная война — это война, участие в которой принимают несколько государств, представленных в одном регионе. Она может вестись с задействованием национальных или коалиционных вооруженных сил. В процессе ее проведения сторонами обычно преследуются значимые для них военно-политические цели.

Крупномасштабная война — это война среди коалиций государств или крупнейших государств в мировом сообществе. Такие войны развязываются сторонами, как правило, для преследования радикальных военно-политических целей.

Специфичность военных конфликтов наших дней

Этот же раздел Военной доктрины РФ рассказывает о характерных чертах и особенностях военных конфликтов современности.

В основном это:

  • Комплексное использование военных сил, невоенных сил и средств протестным потенциалом народонаселения и силами спецопераций;
  • Массированность применения нынешних комплексов вооружения и в/техники, а также основанного на новых физических законах и соизмеримых по результативности с образцами ядерного оружия;
  • Спецвоздействие на противника по всей глубине его территории синхронно по всему глобальному информационному пространству, по воздушно-космическому пространству, по суше и по морю;
  • Избирательное с высокой степенью поражение объектов, стремительность маневрирований войск (сил) и огня, использование самых разнообразных мобильных войсковых группировок;
  • Сокращенные временные параметры при подготовке к проведению военных действий;
  • Усиленная централизация и автоматизация управления войсками и вооружением при переходе от строгой вертикальной системы управления к глобальной сетевой автоматизированной системе управления войсками и вооружением;
  • Образование в расположениях противодействующих сторон стабильно функционирующего района военных действий.

Тем не менее, новым считается:

  • Использование в военных действиях иррегулярных вооруженных формирований и частных военных компаний;
  • Пользование непрямыми и асимметрическими способами воздействий;
  • Пользование финансируемыми и управляемыми извне политическими силами и общественными движениями.

НАТО

Несмотря на то что базы НАТО заполонили весь мир, прямые военные действия с РФ практически исключены. Поэтому со стороны этого блока военные угрозы национальной безопасности России близки к нулю. Об этом может говорить много фактов, и, конечно же, не последнюю роль играет Российский «ядерный кулак». Никто не хочет обрекать всю планету на смерть, а открытие Южного и Восточного фронта как раз может привести к этому. Конечно же, не исключается вероятность активного участия этого блока, если РФ все-таки сможет выдержать экономическую блокаду и санкции, но все же это опять-таки будет не открытая, а подпольная деятельность в подготовке боевиков, террористов и переброска их на территорию. Но, так или иначе, такие внешние военные угрозы, как блок НАТО, можно смело расценивать, как потенциальные

Современные угрозы

Безусловно, терроризм — угроза национальной безопасности России №1, но если посмотреть в недалекое будущее, то к этой проблеме может прибавиться еще несколько, не менее важных. Уже начиная с 2015 года, РФ может оказаться в самом центре схватки «насмерть» за природные богатства. Мир стал перестраиваться от многополярности к полицентризму, начался рост нестабильности, ожесточение конкуренции между новыми центрами силы. Современный мир вступает в один из самых сложных демографических, экологических и сырьевых периодов. Россия в этой ситуации — очень важный игрок, благодаря своему геополитическому положению. И никакая военная угроза не страшна лишь тогда, когда с тобой считаются как с равным, а в случае с Россией — когда боятся. Поэтому, сколько бы попыток для ослабления ее геополитических и географических позиций ни проводилось, все они будут сведены на нет. Но благодаря тому, что рост на сырьевое топливо постоянно растет, а газ и нефть, будут оставаться основными источниками энергии и иметь прогнозированную долю 84% до 2030 года, время России еще впереди. Единственная опасность в том, что РФ граничит с 16 государствами, которые то и дело стараются пересматривать свои границы.

Урок 9§ 9. Военные угрозы национальной безопасности России и национальная оборона

Основные угрозы военной безопасности для РФ

Основные угрозы военной безопасности для РФ

Основными угрозами военной безопасности для Российской Федерации в современном мире являются:• политика ряда ведущих зарубежных стран, направленная на достижение преобладающего превосходства в военной сфере, прежде всего в стратегических ядерных силах, путём развития высокоточных, информационных и других высокотехнологичных средств ведения вооружённой борьбы, стратегических вооружений в неядерном оснащении;
• формирование в одностороннем порядке глобальной системы противоракетной обороны и милитаризация околоземного космического пространства, способные привести к новому витку гонки вооружений.

В складывающейся в современном мире обстановке в области обеспечения военной безопасности страны одним из основных приоритетов в обеспечении национальной безопасности России является национальная оборона. В настоящее время стратегические цели совершенствования национальной обороны состоят в предотвращении глобальных и региональных войн и конфликтов, а также в осуществлении стратегического сдерживания в интересах обеспечения военной безопасности страны.

Стратегическое сдерживание предполагает разработку и системную реализацию комплекса взаимосвязанных политических, дипломатических, военных, экономических, информационных и иных мер, направленных на упреждение или снижение угрозы деструктивных действий со стороны государства-агрессора (коалиции государств).

Стратегическое сдерживание осуществляется с использованием экономических возможностей государства, включая ресурсную поддержку сил обеспечения национальной безопасности, путём развития системы военно-патриотического воспитания граждан Российской Федерации, а также военной инфраструктуры и системы управления военной организацией государства.

Российская Федерация обеспечивает национальную оборону, исходя из принципов рациональной достаточности и эффективности, в том числе за счёт методов и средств невоенного реагирования, механизмов публичной дипломатии и миротворчества, международного военного сотрудничества.

Военная безопасность обеспечивается посредством развития и совершенствования военной организации государства и оборонного потенциала, а также выделения на эти цели достаточного объёма финансовых, материальных и иных ресурсов.

Государственная политика в области национальной обороны и военного строительства на долгосрочную перспективу нацелена на совершенствование Вооружённых Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, призванных при любых условиях развития военно-политической обстановки обеспечить безопасность, суверенитет и территориальную целостность государства.

Следующая страница Выводы. Вопросы. Задания

Какие угрозы относятся к основным трансграничным угрозам национальной безопасности России?

К основным трансграничным угрозам относятся:

  • создание, оснащение, обеспечение и подготовка на территориях других государств вооруженных формирований и групп с целью их переброски для действий на территории России;
  • деятельность поддерживающихся из-за рубежа подрывных сепаратистских, национальных или религиозных экстремистских группировок, направленная на подрыв конституционного строя РФ, создание угрозы территориальной целостности РФ и безопасности ее граждан;
  • трансграничная преступность, включающая контрабандную и иную противозаконную деятельность в масштабах, угрожающих национальной безопасности России, ведение враждебных по отношению к РФ информационных действий;
  • деятельность наркобизнеса, создающая угрозу проникновения наркотиков на территорию РФ или транзита наркотиков в другие страны;
  • угроза деятельности международных террористических организаций: в настоящее время произошло сращивание внутреннего и международного терроризма, а его угрозы возрастают, в том числе с применением компонентов оружия массового поражения.

Риски и угрозы настоящего и ближайшего будущего

Современный мир уже живет в состоянии гибридной войны, которая ведется за гегемонию, ресурсы и сохранение контроля над финансами, торговлей и технологиями, с одной стороны, и за многополярность и собственное суверенное будущее – с другой.

В этой ситуации ядерное сдерживание – опорный фактор, гуманизирующий международную обстановку. На сегодняшний день, и это признано нашими оппонентами, Россия в состоянии нанести неприемлемый для них ущерб. Исходя из этого, вероятность прямого «горячего» конфликта маловероятна.

Само содержание понятия «война» меняется буквально на наших глазах. Меняется сам характер угроз. Весьма условно их можно разделить на:

— информационно-идеологические, социально направленные кампании;

— кибер-технологическое воздействие на инфраструктуру;

— финансово-экономические, торговые санкции и подобные рестрикции;

— террористические угрозы и локальные прокси-войны.

Для информационных атак задействуются русскоязычные платформы, базирующиеся в Прибалтике и на Украине, а также пятая колонна внутри нашей страны. Используется фактор расконсолидации части российских элит. Ключевой становится психологическая и идеологическая устойчивость общества. Риски нарастают.

По мнению аналитиков RAND Corporation уже к 2023 г. концептуально закрепится новая форма войны – виртуальная социальная война как механизм подрыва суверенитета и разрушения государств.

Государства и негосударственные(!) субъекты стран-лидеров (США, Россия, Китай и несколько других) к этому времени (2023-2025 гг.) уже будут способны проникать в другие государства и общества, вызывая их распад и разрушение, не прибегая к военным действиям.

Виртуальная война будет носить социальный характер, ибо распространяется на все общество противника. Ее цель заключается в подрыве уровней доверия и, в конечном счете, самой стабильности функционирования целевого государства.

Методы этой войны весьма изощренные. Они могут включать в себя политические санкции и тайные операции, направленные на создание активных пятых колонн в целевой стране, в том числе с возможностью задействовать ресурсы диаспор или этнически связанных общин. А также использование более сложных кибератак, включая, к примеру, целенаправленные убийства лидеров общественного мнения противников с помощью микроскопических дронов или персонализированного медико-биологического оружия. В гуманитарной сфере активно задействуются технологии искусственного интеллекта.

Так видят гибридные войны уже в ближайшем будущем американские аналитики. Это весьма тревожный прогноз, игнорировать который глупо.

Западные технологи гибридных войн понимают, что люди – ресурс для достижения определенных целей. Военно-политических в том числе. С этим ресурсом надо уметь работать. После глобализации капиталов, товаров и образов наступила пора глобализации людской массы.

«Цветные революции» – лишь одна, пусть и самая известная социальная технология государственных переворотов в условиях искусственно созданной нестабильности. С ее помощью Запад разрушал целые страны и коалиции в угоду своим интересам и продолжает использовать этот метод. Из самых свежих примеров – Гонконг, волнения в Ливане, Иране, Венесуэле и переворот в Боливии. Далее – везде.

Как подчеркивал министр обороны России Сергей Шойгу: «На Западе уже давно отработаны лекала и алгоритмы свержения любой неудобной для них законной власти в любой стране. Конечно же, все это делается под лозунгом продвижения демократии».

В этих условиях национальная безопасность будет все больше зависеть от устойчивости кибер- и инфосферы и, что еще более важно, от сильной социальной инфраструктуры

Современные угрозы

Безусловно, терроризм — угроза национальной безопасности России №1, но если посмотреть в недалекое будущее, то к этой проблеме может прибавиться еще несколько, не менее важных. Уже начиная с 2015 года, РФ может оказаться в самом за природные богатства. Мир стал перестраиваться от многополярности к полицентризму, начался рост нестабильности, ожесточение конкуренции между новыми центрами силы. Современный мир вступает в один из самых сложных демографических, экологических и сырьевых периодов. Россия в этой ситуации — очень важный игрок, благодаря своему геополитическому положению. И никакая военная угроза не страшна лишь тогда, когда с тобой считаются как с равным, а в случае с Россией — когда боятся. Поэтому, сколько бы попыток для ослабления ее геополитических и географических позиций ни проводилось, все они будут сведены на нет. Но благодаря тому, что рост на сырьевое топливо постоянно растет, а газ и нефть, будут оставаться основными источниками энергии и иметь прогнозированную долю 84% до 2030 года, время России еще впереди. Единственная опасность в том, что РФ граничит с 16 государствами, которые то и дело стараются пересматривать свои границы.

Проявление угрозы со стороны США (Холодная война)

На самом деле, попытки проявления недружественного отношения со стороны США были постоянно, и об этом свидетельствует много фактов, и такие маневры от этой стороны будут продолжаться и далее. Политическое решение этой проблемы вряд ли можно найти, так как интересы РФ и Америки лежат в абсолютно разных плоскостях и понимании происходящего. Но, как уже успели отметить эксперты, Холодная война на самом деле не закончилась, а всего лишь был взят небольшой перерыв, чтобы с новой силой ударить по России.

Многое может пролить свет на последние шахматные рокировки в Восточной Европе и интерес Соединенных Штатов во всем этом. Несмотря на то что ЦРУ имеет 4 базы за пределами Америки, в планах, скорее всего, построить еще одну прямо у границ с Россией, а именно на Украине.

Как видно из последней ситуации в этой стране, украинские структуры некомпетентны, сумасбродны, лживы и ко всему прочему видны откровенные элементы неуважения ни к президенту России, ни к государству в целом. В случае если база ЦРУ будет открыта, то Америка сможет вести разговор с РФ, уже если не на повышенных, то на уверенных тонах. Таким образом, у границ появится опытная, высоко отлаженная структура, которая устанавливала свой порядок более чем в 40 странах.

Потребность в Военной Доктрине для РФ

Потребность, причем не только политическая, в создании целостного документа, именуемого «Военной доктриной РФ», возникла еще в конце прошедшего столетия. К тому времени у большинства развитых государств уже имелась система нормативной документации, касающаяся военно-политических вопросов, всецело оправдывая их наличие. В частности, в Соединенных Штатах Америки это было обозначено комплексом основополагающей концептуальной документации США в вопросах, обеспечивающих национальную и военную безопасность.

Военная доктрина России останется оборонительной (2014)Военная доктрина России останется оборонительной (2014)

Кстати, как было принято еще с тех далеких времен, Главнокомандующим Вооруженными Силами многих государств назначался именно Президент. Это было отражено в американской Стратегии национальной обороны (аналоге отечественной ВД), а также в Национальной военной стратегии. На основании последней проводилось осуществление оперативного планирования по применению Вооруженных Сил, разрабатывалась перспектива стратегических и оперативных концепций по их применению.

Более того, Соединенные Штаты имели в своем распоряжении механизм корректирования в положениях документации. Это делалось с помощью ежегодного доклада министра обороны конгрессу США, американской «White Paper», а также председателю Комитета начальников штабов видов ВС.

В российской истории впервые в 1993 году Президент РФ смог утвердить документ, названный «Основными положениями Военной доктрины РФ». Непосредственно перед появлением документа имела место обширная полемика с привлечением СМИ. Кроме того, провели результативную военно-научную конференцию в Военной Академии Генштаба. В ходе конференции обсуждались и в дальнейшем публиковались академическим научным сборником теоретические основы военной доктрины.

Теоретические требования российской Военной Доктрины

В строгом соответствии с теоретическими запросами российская Военная доктрина может ответить на основные вопросы:

  • Вероятный противник и методология предотвращения военного конфликта;
  • Предполагаемая особенность вооруженного столкновения при возникновении конфликтов, а также цели и задачи, которые поставленные государству и его вооруженным силам в ходе их проведения;
  • Какая военная организация должна быть создана для этого, также предполагаемые направления по ее развитию.
  • Предполагаемые формы и способы ведения вооруженной борьбы;
  • Методология осуществления подготовки государства и его военных организаций к войне, также применение силы при возникновении вооруженных конфликтов.

В этой связи предметом российской Военной доктрины в первую очередь определяются долговременные экономические государственные интересы, которые предстоит защищать, вероятный потенциал государства в случае ведения вооруженной борьбы, зависимый от его экономического роста, а также состояние социального и научно-технического общественного совершенствования.

Военной доктриной вносится нормативная, организационная и информационная функции, определяемые ее исключительностью в процессе подготовки государства и его военной организационной структуры к защите и обороне национальных интересов с учетом применения военной силы.

Конфликт на Украине как прямая угроза

Затрагивая тему «врага у ворот», безусловно, стоит отметить, что военные угрозы национальной безопасности России стали критическими после конфликта на Украине, и это отмечают компетентные службы всего мира.

Итак, предположим, что в планах правительства самой «демократической» страны в мире (по версии ее же самой), действительно стоит строительство баз на Украине. Зачем это нужно и что это даст по факту? На самом деле ответ кроется не только в геополитическом контроле этого региона. Естественно, в этой стране первым делом будет создан специальный центр по подготовке радикалов и террористов, для того чтобы впоследствии они были переброшены в Россию для наведения беспорядков. В данном случае речь идет о тех молодых людях, которых идеологически обрабатывали еще с начала 90-х. Теперь практически большая половина дружественной, братской и когда-то единой страны в составе СССР считает Россию корнем всех бед и главным врагом, поэтому с радостью пойдет обучаться убивать врага на американские полигоны.

Зачем Россия создает новые подразделения на границе с Украиной?

Минобороны России создание новых подразделений в военных округах, граничащих с Украиной, называет ответом на наращивание военного контингента НАТО в Европе.

«Это заставляет нас принимать симметричные меры для нейтрализации возникающих угроз и сочетать меры стратегического сдерживания с повышением боевых возможностей войск Южного военного округа», ‒ заявил министр обороны России Сергей Шойгу.

«Российская Федерация рассматривает официально Украину как возможную будущую границу стран НАТО. Если это граница НАТО, то Российская Федерация будет разворачивать группировки войск. Это только начало. Мы же свой курс не меняем. Мы же все равно через 10-15 лет постепенно-постепенно будем в НАТО. Они готовят заранее инфраструктуру, объекты, решения и другие вопросы. Я думаю, они уже готовятся на будущее», ‒ говорит военный эксперт Иван Апаршин.

Военные эксперты отмечают: признаков, которые свидетельствовали бы о подготовке полномасштабной военной операции вблизи украинских границ в ближайшее время, пока не наблюдают.

«Дополнительные ресурсы, частичная мобилизация, развертывание группировок войск, подготовка маршрутов, подготовка районов, подготовка транспорта, эвакуация населения. Армия никогда не начинает операцию, пока там есть гражданское население. Из этих регионов Российской Федерации гражданское население не эвакуировано. Туда не подошли части обеспечения, не развернуты полевые госпитали», ‒ отмечает Апаршин.

Решение — проведение политики обеспечения безопасности

Отразить эти угрозы можно формируя свою суверенную повестку и будущее страны. Отвечая на концептуальные вопросы: «Есть ли возможность управлять нашим будущим? Можно ли к нему приготовиться?», необходимо определить базовые условия развития. Такие как наличие проекта будущего и его видение, оно у нас уже есть и описано выше, а также достаточное количество энергии и ресурсов для его реализации. А вот здесь – с ресурсами – как раз все непросто.

Прогресс развития цивилизации, в основе которого экстенсивные механизмы наращивания ресурсов, заканчивается. Китай и Индия находятся накануне ресурсного коллапса. Борьба за истощающиеся ресурсы отныне – доминанта мировой политики. Это серьезная угроза.

Лидерство здесь будет обеспечиваться идеологической цельностью и технологическим превосходством при поддержке прямой военной силы.

Надо работать на упреждение, для чего, к примеру, в Минобороны России уже создана система прогнозирования вооруженных конфликтов. Она позволяет определить место и время начала новой войны, а также вырабатывать механизм реагирования на сложившуюся ситуацию.

Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу подчеркивал, что речь идет не просто о прогнозе, а о модели, которая вырабатывает механизмы реагирования: «Выстраивается модель, которая предусматривает не только определение таких «горячих» мест, но и вырабатывает механизм реагирования с учетом тех ошибок, которые были допущены тогда, чтобы их не допустить сейчас».

Сергей Шойгу также отметил, что Минобороны России имеет технические возможности, которые позволяют вести накопление и систематизацию необходимой информации.

Приходится констатировать: сегодня стратегического видения информационной безопасности нет. Государственная политика в этой области, соответствующая серьезности вызовов, лишь в стадии формирования. Нет единой идеологической и технологической платформы информационной борьбы, не проработана в должной степени ее правовая база. Глобальные процессы в области информационных и кибервойн анализируются недостаточно системно. Работа ведется рефлексивно, хаотично и постфактум. Не хватает профессионально подготовленных кадров.

Для начала можно ввести в официальный оборот правовое поле – индикатор эффективности государственного управления, его социо-информационная устойчивость, который определит способность государственных и общественных структур сохранять дееспособность/живучесть в условиях осуществления в отношении России киберударных операций, в том числе сопряженных с негативными информационными кампаниями.

Достижение заданного состояния социо-информационной устойчивости/живучести должно рассматриваться как одна из важнейших целей России не только в сфере военно-силовой безопасности, но и социально-экономического развития нашей страны.

Итак, ситуация довольно серьезна. Без системной политики в области информационной и кибербезопасности мы не обеспечим национальную безопасность даже при сильной военной компоненте. Более того, мы можем постепенно уступить контроль над нашей жизнью зарубежным технологиям и центрам влияния. Уступим контроль и инициативу в этой области – потеряем суверенитет, потеряем страну.

Андрей Ильницкий – советник министра обороны России, журнал «Национальная оборона»

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей  и Телеграм-канал FRONTовые заметки

В Киргизии изменили протокол по Договору о ЕАЭС

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий