Как тушили пожар на 4-м энергоблоке чаэс?

Александр Черных: «С чувством долга перед Родиной»

Участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, ветеран пожарной охраны, уроженец д. Мачулки Бобруйского района Александр Черных был в числе тех, кто находился по долгу службы в чернобыльской зоне в далеком 1986 году. Свою карьеру, после окончания Львовского пожарно-технического училища, Александр Александрович начал в ВПЧ №10 на шинном комбинате. «О чернобыльской катастрофе я узнал лишь в мае из газет. Для ликвидации и недопущения возникновения пожаров в 30-километровую зону отчуждения стали посылать вахтовым методом сводные отряды. С 1 по 15 августа был там и я, возглавлял сводный отряд пожарной охраны Могилевской области. Под моим командованием было 15 человек».

Александру Александровичу тогда было 26 лет. Его отряд прибыл в д. Савичи Брагинского района. Здесь пожарные разместились в здании уже опустевшего детсада: из деревни отселили детей и подростков до 18-ти лет. Трудоспособное население жило с виду обычной жизнью. Здесь работали клуб, магазин, проводились сельхозработы, но люди уже готовились к отселению. По словам нашего героя, лето в тот год было жарким. Приходилось тушить лесные и торфяные пожары. По радиосвязи отряду сообщали, где возникли очаги возгорания, после чего бойцы приступали к их ликвидации. Опасность подобных пожаров в том, что вместе с продуктами горения в воздух могли подняться радионуклиды, из-за чего возникла бы новая зона загрязнения. Допустить этого было нельзя. «Перед нами поставили задачу, которую мы выполняли. Время было такое, мы все воспитывались с чувством долга и ответственности перед Родиной», — говорит Александр Александрович.

Бойцы приняли на вооружение технику: два «ЗИЛа-130» и один «Урал». В их обязанности входило патрулировать местность и тушить пожары в 30-километровой зоне от реактора. Бойцам выдали спецодежду, респираторы, а также индивидуальные дозиметры. По признанию майора Черных, всего размаха катастрофы тогда еще не осознавали. «Воду мы пили только привозную. Нам выдавали сухой паек: макароны, крупу, консервы. После тушения пожаров мы возвращались на место дислокации. Проезжали через контрольно-пропускной пункт, который охраняли солдаты с автоматами, предъявляли спецпропуск, и за нами закрывались ворота. После этого бойцы химических войск производили спецрастворами обработку нашей техники. Я постоянно думал о том, что будет дальше с людьми, с этими населенными пунктами. Вы не представляете, каково это — заехать в населенный пункт, где когда-то кипела жизнь и вдруг в один миг ничего не стало… Не давали покоя страх и волнение за свое будущее и тех ребят, которых направили сюда, за которых я нес ответственность. У многих из них были семьи», — делится воспоминаниями майор. Нужно отметить, что Савичи постигла печальная участь большинства деревень зоны отчуждения. До катастрофы на ЧАЭС это был крупный населенный пункт, а сегодня — заброшенное селение.

По завершении вахты сводный отряд в Хойниках встречал министр МВД БССР Виктор Пискарев, который наградил бойцов за исполнение поставленной задачи почетными грамотами. Отряд Александра Черных сменил другой. Жизнь после этих 15-ти напряженных дней вошла в прежнюю колею. Постепенно страхи и волнения улеглись. В 1987 году у Александра Александровича родился сын, а вскоре еще один… Он благодарил судьбу за то, что пребывание в чернобыльской зоне не отразилось на его здоровье и здоровье детей. Наш герой впоследствии стал начальником пожарной аварийно-спасательной части №1 ПАСО №7 на объектах ОАО «Белшина», где когда-то начинал свой трудовой путь. После выхода на заслуженный отдых в звании майора Александр Черных занимал много различных руководящих должностей, в том числе помощника генерального директора ОАО «Белшина» по сельскому хозяйству. Сегодня на предприятии он возглавляет отдел по ЧС и гражданской обороны.

Кто имеет право на получение льгот и выплат

В истории СССР были крупные техногенные катастрофы, некоторые из них привели к радиоактивному заражению местности и нанесли ущерб огромному количеству людей. Самая печальная катастрофа – авария на Чернобыльской АЭС, произошедшая 26 апреля 1986 года. Но были также и другие аварии. Так, 29 сентября 1957 года произошла «Кыштымская авария» – катастрофическая ситуация на химическом комбинате «Маяк» (закрытый город Челябинск-40, в настоящее время – Озерск). Взорвалась емкость с радиоактивными отходами. Однако еще с 1948 года радиоактивные отходы сливались в реку Теча. Кроме того, с 1949 года советские власти проводили ядерные испытания на Семипалатинском испытательном полигоне (сейчас территория Казахстана). Из-за несовершенства технологий территория оказалась зараженной, негативные последствия для здоровья и сейчас ощущают военнослужащие, работники полигона, жители окружающих населенных пунктов.

Для обеспечения социальной защиты пострадавших был принят Закон РФ от 15.05.1991 N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Нормы этого закона распространяются и на пострадавших при других техногенных катастрофах с радиационным заражением.

Обобщенно перечень граждан – федеральных льготников согласно законодательству таков:

  1. Пострадавшие в результате чернобыльской катастрофы:
    • получившие облучение и перенесшие лучевую болезнь, а также другие заболевания в связи с воздействием радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС или при работах по ликвидации этой катастрофы;
    • получившие инвалидность в связи с чернобыльской катастрофой, в том числе участвовавшие в ликвидации последствий; эвакуированные из зон отчуждения и отселения; получившие инвалидность из-за донорства костного мозга для спасения пострадавших на ЧАЭС;
    • участвовавшие в 1986-1987 годах в работах по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы; проходившие службу в зоне отчуждения, работавшие на объекте «Укрытие», медики, получившие сверхнормативные дозы облучения;
    • занятые на работах в зоне отчуждения, постоянно проживающие или работающие на территории зоны отселения, зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом, занятые на работах в зоне отселения;
    • добровольно выехавшие на новое место жительства из зоны отселения после 1986 года;
    • военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел, МЧС, которые проходили или проходят военную службу в зонах отчуждения, отселения или зонах с льготным социально-экономическим статусом;
  2. Пострадавшие в результате радиационного заражения на ПО «Маяк»:
    • принимавшие участие в ликвидации последствий аварии на ПО «Маяк» и в проведении защитных работ вдоль реки Теча в 1949-1962 годах;
    • эвакуированные или добровольно выехавшие из населенных пунктов, которые подверглись радиоактивному загрязнению из-за аварии на ПО «Маяк» и сброса радиоактивных отходов в реку Теча;
    • проживавшие в 1949-1956 годах в населенных пунктах, которые были подвержены радиоактивному заражению из-за сброса отходов в реку Теча;
    • проживающие в населенных пунктах, которые были подвержены радиоактивному заражению из-за аварии на ПО «Маяк» и сброса радиоактивных отходов в реку Теча;
  3. Проживавшие в 1949-1953 в населенных пунктах, подвергавшихся радиационному заражению в результате испытаний на Семипалатинском полигоне.

Перечень населенных пунктов, пострадавших в результате аварии на ЧАЭС, пересматривается каждые 5 лет, поскольку радиационная обстановка непостоянна.

Согласно Постановлению Правительства РФ №1074 «Об утверждении перечня населенных пунктов, находящихся в зоне радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на ЧАЭС» к зоне отчуждения отнесены несколько населенных пунктов Брянской области; к зоне отселения – некоторые населенные пункты Брянской, Орловской, Тульской и Калужской областей; населенные пункты еще нескольких субъектов РФ относятся к зоне проживания, имеющей льготно-экономический статус.

Герои Чернобыля

К четырем часам утра пожар удалось локализовать, к шести он был потушен полностью. Теряющие в ходе борьбы с огнём сознание, многие пожарные получили смертельную дозу радиации и были отправлены на лечение в Москву и Киев. Из 13 человек, проходивших лечение в 6-й клинической больнице столицы, 11 скончались. Среди них Виктор Кабенок и Владимир Правик, ставший отцом за месяц до трагедии. Медики утверждают, что выбранная методика лечения доктора Гейла оказалась ошибочной. Профессору Леониду Киндзельскому в Киеве, применявшему собственный способ лечения, удалось спасти всех пациентов. Троим пожарным, Владимиру Правику, Виктору Кабенку и Леониду Телятникову, присвоено звание Героев Советского Союза. Выжить удалось только последнему, дослужившемуся до звания генерала.

Четыре дня он оставался на рабочем месте, устраняя последствия Чернобыльской аварии и обеспечивая безопасную эксплуатацию первых трёх блоков АЭС. От несовместимой с жизнью дозы радиации Александр Лелеченко скончался 7 мая, уже в двухтысячных получив посмертно звание Героя Украины.

Зона отчуждения Петра Пушкова

Участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС Петр Пушков родился в 1942 году в д. Борки Шкловского района. В пожарную службу пришел в 1973 году. Работал в ПВПЧ №4 г. Бобруйска. Окончил Львовское пожарно-техническое училище. В июне 1986 года его отправили в командировку в Брагинский район в зону отчуждения для тушения лесных и торфяных пожаров.

По словам родных, Петр Михайлович рассказывал им о том, как страшно было видеть пустующие деревни, дома. Людей из тех мест уже отселили, по дворам ходили полуодичавшие домашние животные, а на земле было много куриных яиц… Пожарному пришлось побывать и в зоне, находившейся в непосредственной близости от реактора. Здесь его потрясла зловещая тишина, поразили ели желтого цвета и очень крупные ягоды. Окружающая обстановка — словно наступивший апокалипсис. По воспоминаниям супруги Нины Владимировны, ее муж до поездки в чернобыльскую зону никогда не жаловался на здоровье, а после возвращения домой буквально через полгода у него начались проблемы. Вся его жизнь разделилась на «до» и «после» Чернобыля.

— У Пети случился микроинсульт — онемела правая рука. В то время сыну Юре было 5 лет, а дочери Инне — 11. Он не сдавался, но через какое-то время появились сильные боли в коленях. А потом вдруг пропало обоняние, муж перестал чувствовать вкус и запах еды, у него пропал аппетит, стал худеть, выпадали волосы, зубы… Пережил он и инфаркт. Большая доза радиации, которую Петр получил в чернобыльской зоне, давала о себе знать. Врачи только разводили руками. В 2006 году муж в очередной раз поехал в госпиталь. Через несколько дней мне позвонили и сказали, что Петя умер во сне… Ему было 64 года. После Чернобыля Петр Михайлович работал в пожарной части начальником караула, получил звание старшего лейтенанта. Коллеги отзывались о нем как честном и порядочном человеке. За активное участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС награжден почетной грамотой. Имел знак лучшего работника пожарной охраны и медаль за безупречную службу

Людмила ЛЮБИМЦЕВА. Фото из архива А.А. Черных и семьи П. Пушкова.

Жизнь и смерть после приговора

Судья Бризе вынес приговор с точно такими сроками, как запросил прокурор: Брюханов по части 2 статьи 220 и части 2 статьи 165 УК УССР получил 10 лет, к такому же наказанию — по 10 лет исправительной колонии — по части 2 статьи 220 приговорили Фомина и Дятлова. Рогожкин по части 2 статьи 220 и статье 167 получил пять лет, Коваленко — три года по статье 220, а Лаушкин — два года по статье 167 УК УССР.

Все осужденные были облучены, мучительнее всех переносил лучевую болезнь Дятлов. Сначала из Лукьяновской тюрьмы, а потом из колонии в Полтавской области бывший заместитель главного инженера ЧАЭС писал жалобы на имя Михаила Горбачева и в прокуратуру. По инстанциям ходила его жена — и дошла до председателя Верховного суда СССР Евгения Смоленцева. Разговор с ним Дятлов приводит в своей книге.

— Вы, что же хотите — другие судили, а я чтобы освобождал Вашего мужа? Чтобы я был добреньким? — отреагировал на просьбу о пересмотре дела Смоленцев.

— Да нет. Я на доброту ни в коем случае не рассчитываю. Рассчитываю только на справедливость. Ведь теперь известно, что реактор был не годен к эксплуатации. И мой муж в этом невиновен.

— Так Вы, что же, хотите, чтобы я посадил Александрова? Такого старого? (Академик Анатолий Александров, глава института им. Курчатова и научный руководитель реактора РМБК, умер в 1994 году в возрасте 91 года — МЗ).

За погибающего за решеткой Дятлова хлопотал академик Андрей Сахаров, а потом и его вдова Елена Боннэр. В итоге его освободили через 3 года 9 месяцев после ареста. Дятлов лечился от лучевой болезни в ожоговом центре в Мюнхене, умер в 1995 году, успев в последний год жизни написать книгу со своей версией событий на ЧАЭС.

Здоровье Николая Фомина было подорвано еще до катастрофы: в 1985 году он попал в автомобильную аварию и получил перелом позвоночника, тогда же впервые обратился к психиатру, были сильно расшатаны нервы. В 1988 году приговоренного к колонии Фомина перевели в Рыбинскую психоневрологическую лечебницу для заключенных, а в 1990 признали невменяемым и освободили, переведя в гражданскую психиатрическую больницу.

После выздоровления Фомин опять устроился на АЭС — на этот раз Калининскую, в городе Удомля Тверской области, где и проработал до пенсии.

Виктор Брюханов — инвалид II группы и ликвидатор аварии на ЧАЭС 1-ой категории. Почти к каждой годовщине аварии дает интервью журналистам, но с каждым годом ему все труднее общаться без посторонней помощи: с трудом говорит после двух инсультов, почти ничего не видит. До 1991 года Брюханов отбывал наказание в колонии Луганской области, где работал слесарем в котельной — «почти по специальности», шутит экс-директор ЧАЭС. Подать на условно-досрочное освобождение ему удалось с помощью администрации колонии, выдавшей бывшему начальнику положительную характеристику. Выйдя на свободу, он устроился на работу в «Укринтерэнерго».

Оставленную семьей Брюханова квартиру в Припяти организаторы полулегальных экскурсий в «зону отчуждения» показывают всем желающим. После освобождения там побывал и сам экс-директор ЧАЭС: «Лучше бы не ходил. Мы с супругой не взяли оттуда ни одной вещи. Пришел — дом нараспашку. Ничего не осталось. Только сломанный стул, и тот не из нашего дома… Слышал, что сегодня там вроде можно посидеть за “моим” рабочим столом. Бред».

За судьбой бывших подельников Брюханов следит: упоминает о переезде Фомина в Россию, сообщает, что Рогожкин, освободившись, вернулся работать на Чернобыльскую АЭС. Лаушкин и Коваленко умерли от рака.

«Все защищали честь своих мундиров! Только меня никто не защитил. Я считаю так: если бы система защиты реактора была нормально сконструирована, то аварии не произошло», — вспоминает Брюханов судебное разбирательство почти 30-летней давности.

Здоровье ликвидаторов

Ни для кого не секрет, что многие из тех, кто работал над устранением последствий страшной аварии, оставили в Чернобыле свое здоровье. Однако подлинные масштабы мало кому известны. Сколько именно человек пострадало? И как пытались лечить героев?

Ликвидатор ЧАЭС в больнице

Данные о ликвидаторах, пожертвовавших своей жизнью, разнятся. В 1994 году объявлялось о 25 тысячах умерших, впоследствии назывались и другие цифры: 100 тысяч погибших из миллиона рабочих, 60 тысяч погибших и 160 тысяч инвалидов.

Действительно, многие ликвидаторы живы до сих пор. Но это вовсе не означает, что для их здоровья не было никаких последствий. Большинство из работников на ЧАЭС являются инвалидами, имеют серьезные заболевания. Не стоит забывать и о том, что подавляющее количество ликвидаторов были молодые парни от 18 до 22 лет – соответственно, сейчас им всего около 50 лет.

Общеизвестно, что многие ликвидаторы, особенно первой волны, заработали острую лучевую болезнь. Это по сути медленное умирание организма, когда постепенно отказывают все органы, отмирают клетки крови…

Некоторых работников в срочном порядке доставили в Москву – например, туда на лечение привезли шестерых пострадавших пожарных. Их собирались лечить по методу иностранного доктора Роберта Гейла – с помощью пересадки костного мозга. В этом случае собственный костный мозг пациентов убивался, а на его место пересаживался мозг донора. Но, увы, попытки спасти героев не увенчались успехом, мозг не приживался.

Остальные же пострадавшие ликвидаторы были доставлены в киевскую больницу и местный профессор Леонид Киндзельский решил пойти иным путем – подсаживать костный мозг внутривенно, при этом не убивая собственный мозг пациентов. Еще один новаторский прием, позволивший сохранить жизни – внутривенное промывание. Благодаря этому кровь обновлялась, организм будто бы заново рождался. В Москве такого не делали, что и привело к гибели доставленных туда пожарных. Так, в столице из 13 пациентов, доставленных в тяжелом состоянии, умерло 11. В Киеве из 11 тяжелобольных выжили все. Долгое время такое различие списывалось на разницу в облучении. Вот только это все были пожарники из одной и той же из смены, сразу же брошенной на тушение огня после взрыва. Доза у них у всех была одинаковая, без существенных различий.

Впоследствии метод доктора Гейла официально осудили, в том числе и в США. Оказалось, что он вообще военный физик, решивший таким образом провести эксперимент на живых людях… Совместимость костного мозга не была им проверена в достаточной мере, потому у большинства пациентов он не прижился.

Доктор Роберт Гейл оперирует пострадавшего

В больнице же у Леонида Киндзельского умер лишь один человек – Александр Леличенко, поступивший со слишком высокой дозой облучения, да еще и с задержкой в шесть дней. Смертельную дозу он получил, когда спустился под энергоблок и удалил водород из охлаждающей камеры взорвавшегося генератора.

Кстати, от самих зараженных людей также исходили волны радиации. И работавшие с ними врачи, медсестры тоже получали дозы облучения. Впоследствии у многих из них проявились различные заболевания, в томи числе раковые метастазы. В наиболее тяжелых случаях постель больного завешивали специальной пленкой, которая препятствовала распространению радиации. Медицинские работники, производя лечение, находились по ту сторону пленки, а руки их были защищены перчатками.

«Это ведь не Афган»: что думали о службе в зоне солдаты-срочники

Вот что рассказал корреспонденту «МИР 24» работавший в зоне отчуждения бывший военный связист Сергей Сытин, который побывал в Припяти в качестве ликвидатора из числа солдат-срочников: «Нам было хорошо, потому что нам было по 19 лет, была весна, сияло солнце, мы стояли в оцеплении, и никто не понимал серьезности происходящего. Нам светил скорый дембель, а радиация не пахнет».

А вот воспоминания другого бывшего солдата-срочника – Дмитрия Авилова, который служил в этих местах через год после аварии: «На Чернобыле служилось неплохо: нас стали лучше кормить, реже появлялись офицеры. Нет, мы понимали, конечно: радиация, свинцовые трусы и все такое… но ведь не Афган, не стреляли же, – говорит он. – Помню, как я первый раз увидел зону. Нас за три месяца до дембеля по железнодорожным путям перебрасывали через нее на место дислокации – станцию Вильча. Была ранняя весна, где-то еще не успело оттаять, а где-то уже пыталось зазеленеть. Кругом покой и тишина. Я жадно смотрел в окно. Ловил детали, пытаясь разглядеть хоть что-то необычное или даже сверхъестественное. Это же зона! Во мне зудело любопытство экскурсанта. Мы проезжали пустые перроны, улицы, дома, магазины, киоски Союзпечати.

А через несколько лет после возвращения из армии Дмитрий почувствовал первые симптомы болезни, название которой прозвучало как приговор: рассеянный склероз. Врачи считают, что она была спровоцирована ликвидаторским прошлым Дмитрия. При этом мужчине удалось получить официальный статус ликвидатора только через 20 лет. К этому времени он уже оказался в инвалидной коляске и сейчас безнадежно борется с болезнью, отнимающей у него по капле подвижность тела и саму жизнь.

Описание[править | править код]

Масштабное катастрофическое событие, повлекшее за собой обширные последствия — от больших экономических потерь, до значительного экологического загрязнения из-за выброса огромного количества радиоактивных веществ, неминуемо приведший к заражению ими как обширных территорий, так и их обитателей (в том числе и людей). Причина данной трагедии — разрушение 26 апреля 1986 года реактора четвёртого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции, расположенной близ города Припять (Украинская ССР, ныне — Украина). Разрушение носило взрывной характер, реактор был полностью разрушен, а в окружающую среду выброшено большое количество радиоактивных веществ. В течение первых трёх месяцев после аварии скончался 31 человек, ещё 19 смертей с 1987 по 2004 год предположительно можно отнести к её прямым последствиям. 134 человека из числа ликвидаторов перенесли острую лучевую болезнь той или иной степени тяжести. Высокие дозы облучения людей, в основном из числа аварийных работников и ликвидаторов, послужили или могут послужить причиной четырёх тысяч дополнительных смертей от отдалённых последствий облучения. Тем не менее эти цифры существенно меньше того количества жертв, которое приписывается чернобыльской катастрофе общественным мнением. Чернобыльская авария стала событием большого общественно-политического значения для СССР. Всё это наложило определённый отпечаток на ход расследования её причин. У специалистов нет единого мнения о точных причинах аварии, версии разных атомщиков сходны в общих чертах и различаются в конкретных механизмах возникновения и развития аварийной ситуации. До сих пор чернобыльская катастрофа считается одной из крупнейших за всю историю человечества, последствия которой ощущаются до сих пор даже спустя столько лет.

Вечер накануне

За окном был вечер 26 апреля 1986 года. Однако жители города даже не подозревали, что стали свидетелями масштабной техногенной катастрофы. Пожар на ЧАЭС в 1986 году изменил не только судьбы людей, но также исторический ход жизни всей планеты. Та радиация, которая проникла в окружающую среду, этот хитрый и жестокий враг человечества будет подкрадываться к людям еще многие тысячелетия.

Взрыв, который стал причиной разрушения четвертого энергоблока на ЧАЭС, произошел вследствие экспериментальных некомпетентных работ в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года. Человеческая несобранность и неполноценные знания привели к трагедии мирового уровня. Однако взрыв уже случился. Языки пламени обжигали ночное небо. Яркие искры вылетали из горящего реактора, а на помощь бросились первые герои – пожарные ЧАЭС.

Редкое фото пожара на Чернобыльской АЭС

Вину свалили на персонал

Официальное сообщение об аварии от Совета Министров СССР поступило только 29 апреля. Отвечая одному из журналистов, академик Легасов сослался на неожиданность трагедии: «Как специалист и участник событий могу подтвердить – масштабы аварии, ее характер, развитие событий казались невероятными, почти фантастическими. Злого умысла, попытки что-то скрыть не было». Иными словами, не было злого умысла, но была недопустимая растерянность.

В итоге всю вину свалили на персонал станции, ведь нельзя же было признать неудовлетворительной всю работу в атомной промышленности. Виновниками аварии были назначены пять человек, тогдашнее руководство ЧАЭС. Бывший генеральный директор станции Виктор Брюханов и заместитель главного инженера Анатолий Дятлов получили по 10 лет колонии (Дятлов умер в 1995 году от лучевой болезни). Главный инженер Николай Фомин был арестован 19 августа 1986 года, сошел с ума во время следствия, был признан невменяемым и отправлен в психиатрическую больницу. Начальник смены Акимов и оператор Топтунов не попали под суд только потому, что получили огромные дозы облучения и скончались в больнице. Пять лет получил начальник смены Борис Рогожкин; три и два года – начальник реакторного цеха Алексей Коваленко и государственный инспектор Госатомэнергонадзора СССР Юрий Лаушкин.

А ведь среди этих людей были и те, кто принял на себя весь ужас первых часов аварии. Вот лишь несколько свидетельств участников тех событий, записанные впоследствии.

Анатолий Дятлов: «Первое, что я сделал – вызвал пожарных, а сам поспешил на улицу и обошел здание. Увидел, что оно разрушено, на крышах огонь. Но когда приблизился к 3-му блоку, то около него уже стояли пожарные машины. Поинтересовался: «Кто старший?». Мне показали на лейтенанта Правика.

Я вернулся на 4-й блок. Вызвал заместителя начальника цеха и приказал отключить от электропитания все механизмы, срочно разобрать электросхемы, которые искрили и могли загореться. Потом к нам, на 4-й, пришел дозиметрист. Он замерил уровень радиации. Были места, где, по моему мнению, работать было еще можно. Однако оказались и довольно опасные точки. Правда, насколько опасные, мы не выяснили. Дозиметры оказались слабые, их «зашкаливало». Но мы решили все-таки часть людей вывести за пределы блока».

Юрий Трегуб: «Освещение на какое-то время погасло, потом восстановилось. Я видел, как Акимов включал насосы аварийного охлаждения. Мне он дал команду вручную включить систему аварийного охлаждения реактора. Но в одиночку этого не сделать. Лишь одну задвижку – вдвоем – и то надо открывать минут 30. Тут я увидел Газина, и мы побежали выполнять команду. Рванули дверь, и нас окатило горячим паром. Похоже, сварит минуты за две. Кинулись назад к блочному щиту. Откуда лилась вода, не понял. Нам требовалось попасть в гидробаллонное помещение системы аварийного охлаждения реактора. Только тут дверь завалило. Выскочили на улицу. Там лежали баллоны, разбросанные взрывом, как спички. Тут я увидел свечение от реактора, напоминающее свет от раскаленной спирали».

Телефонистка Попова: «Той ночью я была дежурной телефонисткой по станции. Позвонил Рогожкин и сообщил: «Авария!». Я спросила: «Какая?». Он ответил: «Большая авария». Потом позвонил Брюханов и сказал, чтобы я ставила на магнитофон ленту «Общая авария». Но магнитофон сломался. И система автоматического оповещения всех должностных лиц Чернобыльской станции не работала. Пришлось обзванивать каждого в отдельности».

2 мая, пятница. Время 12-00

Киевская и Брянская области. В зону катастрофы приезжают глава правительства (Совета министров СССР) Николай Рыжков и влиятельный член Политбюро Егор Лигачёв. Последний требует вернуть четвёртый блок в строй к ноябрьской годовщине Октябрьской революции. Директор станции Виктор Брюханов молча смотрит, как высокие специалисты по атому дружно кивают боссу, уже зная, что четвёртый блок нельзя восстановить.

Время 20-00

Принято решение об эвакуации населения 30-километровой зоны. Более двухсот деревень, посёлков и хуторов засыпят свежим грунтом. Под отселение попадут 115 тысяч человек.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий