15 чудес техники: самое высокотехнологичное оружие

«КБП имени академика Шипунова»

Ситуацию с производством в Ижевске ракеты «Вихрь», разработанной «Конструкторским бюро приборостроения» (КБП), осветил управляющий директор КБП Дмитрий Коноплёв. По его словам, ракету будет производить концерн «Калашников» при участии КБП как разработчика и других тульских предприятий в качестве смежников. КБП входит в состав НПО «Высокоточные комплексы».


Академик Аркадий Георгиевич Шипунов (1927-2013) оставил после себя целый коллектив высококвалифицированных конструкторов

Александр Денисов отметил заслуги Аркадия Шипунова как научного руководителя КБП. Аркадий Георгиевич Шипунов ушёл из жизни в апреле этого года, и замены ему сегодня нет. По пожеланию коллектива, с 1 января 2014 г. предприятие будет называться ОАО «КБП имени академика Шипунова». Но лучшим памятником Шипунову являются «свыше 2 тысяч думающих конструкторов, которые воплотят его планы в жизнь».

Проблему дефицита квалифицированных кадров холдинг решает путем реализации ряда программ, в первую очередь жилищной, а также ежегодным повышением на 10% заработной платы, специализированной подготовкой кадров в учебных заведениях, именными грантами и другими мерами. «Получение через два-три года жилья является серьезным аргументом для работы на предприятии долгие годы», — считает Денисов.

Принцип работы

Высокоточное оружие появилось в результате борьбы с проблемой невысокой вероятности поражения цели традиционными средствами. Основные причины — отсутствие точного целеуказания, значительное отклонение боевого припаса от расчётной траектории, противодействие противника. Следствие — большие материальные и временные затраты на выполнение задачи, высокий риск потерь и неудачи. С развитием электронных технологий появились специфические возможности управления боеприпасом на основании сигналов датчиков положения боеприпаса и цели. Основные виды методов определения взаимного положения боеприпаса и цели:

  • Стабилизация траектории боеприпаса на основании инерциальных датчиков ускорений. Позволяет уменьшить отклонения от расчётной траектории.
  • Подсветка цели специфическим излучением, позволяющим боеприпасу опознать цель и скорректировать отклонения. Обычно подсветка выполняется радиолокаторами (в системах ПВО) или лазерным излучением (для наземных целей).
  • Использование специфического излучения цели, позволяющего боеприпасу опознать цель и скорректировать отклонения. Это может быть радиоизлучение (например, в противорадиолокационных ракетах), инфракрасное излучение перегретых двигателей машин и самолётов, акустические и магнитные поля кораблей.
  • Поиск следов цели, например кильватерного следа корабля.
  • Умение боеприпаса идентифицировать оптическую или радиотехническую картину цели для выбора приоритетной цели и наведения.
  • Управление полётом боеприпаса на основании показаний систем навигации (инерциальной, спутниковой, картографической, звёздной) и знания координат цели или пути к цели.
  • Возможно так же удалённое управление боеприпасом оператором или автоматической системой наведения, которые получают сведения о положениях цели и боеприпаса по независимым каналам (например, визуально, радиолокационными или иными средствами).

Сложные боеприпасы могут руководствоваться несколькими методами поиска цели в зависимости от их доступности и достоверности. Помимо проблемы поиска цели перед высокоточным оружием зачастую ставятся задачи преодоления средств противодействия, направленных на уничтожение или отклонение боеприпаса от цели. Для этого боеприпасы могут выполнять подход к цели предельно скрытным образом, совершать сложные манёвры, выполнять групповые атаки, ставить активные и пассивные помехи.

Осёдланный луч

Он же бим-райдер(англ. beam rider — дословно,ездок по лучу»), представляет собой интересную комбинацию командного наведения и самонаведения. В этом случае станция управления сопровождает цель узким лучом, а ракета автоматически удерживает себя в пределах луча.

Наведение методомосёдланный луч»

Преимущество такого метода — простота реализации. Луч станции управления формирует в пространстве координатное поле, и от ракеты требуется всего лишь удерживаться в пределах этого поля. Этого можно добиться, например, вращая луч вокруг линии визирования цели(коническое сканирование) и изменяя сигнал в зависимости от положения луча.

Наведение дальнобойной ЗУР RIM-8Талос»

Также этот метод очень устойчив к помехам. Ракета принимает не слабое эхо отражённого от цели сигнала, а мощное излучение ведущего луча, и перебить его помехами ОЧЕНЬ сложно. Тем более что приёмная антенна самой ракеты направлена в этом случае назад и нечувствительна к любым помехам, исходящим от цели.

На ту же тему История беспилотников: как управляли техникой на расстоянии в начале XX века

Недостатокосёдланного луча» — с увеличением дальности падает точность. Объясняется это просто: по мере удаления от излучателя ведущий луч расширяется. Поскольку ракета просто удерживает себя в пределах луча, то чем шире луч, тем сильнее она виляет из стороны в сторону. И рано или поздно наступает момент, когда луч уже настолько широкий, что ракета в нём может просто разминуться с целью.

Ну и, кроме того, самонаведением не является метод, при котором ракета идёт к цели по заранее заданным координатам, удерживаясь на курсе с помощью запрограммированного автопилота(инерциальное наведение), системы маяков, или сопоставления рельефа, над которым она пролетает, с заложенной в память картой(рельефометрическое наведение). Потому что самой цели ракета при этом не наблюдает, а просто выходит в заданную точку.

Теперь же поговорим о методах самонаведения.

Глазастые ракеты

Помимо бомб свободного падения в Сирии эпизодически используется и высокоточное оружие. По данным заслуживающих доверия источников в Минобороны, за время боевых действий неоднократно применялись ракеты «воздух-поверхность» Х-29 и Х-25, причем как с лазерной, так и с телевизионной системами наведения. Основными носителями такого оружия в Сирии являются Су-34 и Су-25. Ракеты семейства Х-29 при стартовой массе 660–680 килограммов имеют боевую часть весом 320 килограммов. Их дальность стрельбы – 10–15 километров в зависимости от прозрачности атмосферы. Захват цели головкой самонаведения производится из-под крыла самолета, поэтому после пуска носитель может свободно маневрировать (если при применении ракет с лазерной ГСН имеется внешний источник подсветки цели), реализуя принцип «выстрелил-забыл». Наибольшая точность стрельбы ракетами с телевизионной ГСН достигается по визуально контрастным целям. Для применения лазерных ГСН необходима подсветка цели лазером, которая может осуществляться с самого носителя (в этом случае он будет в определенной мере скован в маневре и до момента поражения цели ракетой должен находиться в районе удара) или внешним источником, например беспилотником. Обеспечивается прямое попадание в типовую малоразмерную цель (два-три метра) с вероятностью до 80 и более процентов. Мощная фугасно-бронебойная боевая часть при скорости полета ракеты в районе цели 350–400 метров в секунду практически гарантированно обеспечивает ее уничтожение, даже если она защищена полутора метрами бетонных перекрытий. При этом зона разрушений прилегающих к цели зданий не превышает 10–15 метров. В Сирии такие ракеты используют для уничтожения особо защищенных объектов, размещенных в районах плотной городской застройки для исключения жертв среди местного населения.

Малогабаритные ракеты Х-25, которые также находят применение в Сирии, имеют стартовую массу около 300 килограммов и боевую часть от 86 до 136 килограммов. Последние модификации этой ракеты могут оснащаться тандемной БЧ, пробивающей бетонные перекрытия до метра толщиной, обеспечивая полное разрушение объекта. Точность попадания – те же два-три метра отклонения, что и у Х-29. Захват цели также осуществляется из-под крыла носителя, поэтому практическая дальность пуска в основном ограничивается дальностью действия ГСН, которая в условиях чистой атмосферы достигает 7–12 километров. Высокая точность стрельбы и относительно небольшая боевая часть позволяют применять Х-25 в районах плотной городской застройки для поражения объектов, расположенных в непосредственной близости от жилых зданий без нанесения им серьезных повреждений.

О средствах защиты

От радиочастотного оружия можно уберечься, если принять меры организационного и технического характера. Например, сначала определяется объект, который надлежит защитить от РЧО. Далее, имитируя возможную атаку, в нем выявляют слабые места. Если требуется обезопасить РЭС, специалисты создают для нее резервные компоненты-схемы. Когда произойдет атака, вся система РЭС не выйдет из строя, поскольку автоматически сработают ее резервы. Также пользуются специальными установками, которые разряжают импульсы до 100 МГц. Эффективными считаются экранирующие конструкции, фильтры, волоконно-оптические линии связи (ВОЛС). В компьютерных системах применяют дублирующие друг друга запоминающие устройства. В итоге после микроволновой атаки информация на носителях не будет утеряна безвозвратно. Если технически это возможно, то защиту обеспечивают всему объекту. Если он слишком большой, то его разбивают на несколько отдельных блоков или отсеков. Для внутренней и внешней защиты предусмотрено частичное экранирование, которое в среде профессионалов известно как «клетка Фарадея».

Устройство представляет собой заземленный контейнер, для изготовления которого используют хорошо электропроводящий материал. Проводные линии, при помощи которых экран связывается с внешним миром, на входе и выходе оснащены дополнительной защитой ВОЛС.

Пассивное самонаведение

Самый простой случай. Ракета наводится на некое отличие цели от окружающего фона. Это может быть, например, тепловое излучение двигателя цели — для ракет с инфракрасным наведением. Или работа собственных радаров цели — так наводятся противорадиолокационные ракеты, специально созданные, чтобы искать и уничтожать неприятельские радары.

Наконец, это может быть банальный цветовой контраст цели на окружающем фоне.

Пассивное самонаведение — ракета наводится на излучение самой цели

Главный недостаток пассивного самонаведения: если цель не излучает ничего(или тщательно маскирует свои излучения), то оружие с пассивным самонаведением её не отыщет

Также пассивное самонаведение не позволяет точно определять дальность до цели, что может быть немаловажно — например, при планировании сложного перехвата маневрирующего самолёта

Впервые пассивное самонаведение применили на акустических торпедах — немецкой G7a и американской противолодочной Mark 24 FIDO. Кстати, обе они поступили на вооружение почти одновременно, в 1943 году.

Примечания

  1. Первое боевое применение авиабомб
  2. Чечик Д. Л. Вооружение летательных аппаратов. — М. : Издательство МАИ, 2002. — С. 33-50. — 164 с. — 500 экз. — ISBN 7-7035-1261-1 .
  3. С небес — в преисподнюю: Удар // Популярная механика , 19 марта 2012
  4. CNews: «Мать всех Бомб» станет ширмой для ядерного удара? Архивировано 22 декабря 2007 года.
  5. США впервые сбросили самую мощную неядерную авиабомбу: топ-6 фактов о «матери всех бомб»
  6. фото
  7. На полигонах мира // Зарубежное военное обозрение. — 2012. — № 11. — 4-я стр. обложки.
  8. ↑ Сверхмалые бомбы: оружие для легких БПЛА
  9. ↑ Первые атомные бомбы — Little Boy и Fat Man
  10. ↑ ВОЕННЫЙ ПАРИТЕТ. ЯДЕРНЫЕ АВИАБОМБЫ.
  11. Видео испытаний

Холдинг

В начале пресс-конференции генеральный директор НПО Александр Денисов осветил общее состояние холдинга и планы на ближайшее будущее. По его словам, «создание интегрированных структур — веление времени, и практика показала, что сосредоточение возможностей предприятий в таких структурах идёт им на пользу». Это подтверждает пример Тульского оружейного завода, который был на грани банкротства, а сегодня «имеет заказы и неплохие перспективы».


Александр Денисов: «Создание интегрированных структур — веление времени»

Тем не менее, конфигурация холдинга продолжает оптимизироваться. «Не вижу смысла в создании более громоздкой структуры», — сказал А. Денисов и пояснил, что любую структуру следует оценивать не ранее, чем через 5 лет после её создания. Одновременно «оптимизируется и структура заказов». Так, претензии к станции обнаружения воздушных целей стали причиной передачи заказа от Лианозовского завода Центральному конструкторскому бюро аппаратостроения (ЦКБА). В результате появилась станция с более высокими характеристиками и лучшим качеством.

Теленаведение

Оно же наведение через ракету. В этом случае ракета самостоятельно наблюдает за целью через свои бортовые сенсоры(например, телекамеру), но решений не принимает, а вместо этого пересылает принятую картинку на станцию управления. Там уже компьютер или человек-оператор определяет, куда ракете лететь, и пересылает на борт командные инструкции.

Вид с камеры телеуправляемой бомбы

Такой метод позволяет совместить преимущества самонаведения и командного управления. Наблюдение за целью ведётся как со станции управления, так и с самой ракеты — то есть точность наведения по мере приближения к цели увеличивается. Кроме того, за счёт двухточек наблюдения»(станции управления и ракеты) можно сопоставлять данные и лучше фильтровать помехи и ложные цели.

По такому принципу, например, работают многие современные зенитные ракеты — вродеПэтриота» и С-300. Радар облучает цель, летящая ракета принимает отражённый от цели сигнал и пересылает его на станцию управления. А станция в ответ вырабатывает команды для автопилота и отправляет их на борт ракеты.

Полутонный перфоратор

В Сирии российская авиация применяет в основном стандартные фугасные авиабомбы свободного падения калибра 250 и 500 килограммов, а также специальные бетонобойные бомбы БЕТАБ-500, в том числе и активно-реактивные с повышенными возможностями преодоления преград – БЕТАБ-500ШП. Фугасные бомбы содержат большое количество взрывчатки – от 150 до 350 килограммов, что обеспечивает надежное поражение цели. Однако фугасные бомбы крупного калибра имеют значительный радиус поражения, поэтому их в Сирии применяют против относительно больших по размеру конструктивно прочных объектов, расположенных удаленно от городской застройки. Бетонобойные бомбы, способные пробивать до трех-четырех метров бетонных перекрытий (в зависимости от качества бетона), применяются для поражения особо защищенных подземных сооружений. В основном это командные пункты стратегического и оперативного звена управления, а также крупные склады вооружения.

Краткая характеристика химического оружия и очага химического поражения

Химическое оружие

– это оружие, основанное на применении поражающих свойств боевых отравляющих веществ и токсинов. Химическое оружие включает в себя химические боеприпасы, средства их доставки к цели и средства управления.

Химические боеприпасы – это средства, снабженные унитарным или бинарным химическим зарядом. К ним относятся химические ракеты, бомбы торпеды, фугасы, аэрозольные установки, патроны и гранаты.

Боевые отравляющие вещества могут также выливаться с летательного аппарата.

Химическое оружие оказывает поражающее действие, утомляющее действие, затрудняет действия войск, дестабилизирует работу тыла. Основными характеристиками химического оружия являются:

токсичность – способность ОВ (отравляющие вещества) оказывать поражающее действие на людей, животных, растения.

устойчивость

– свойство сохранять поражающие действия в течение времени; различают неустойчивые ОВ, действующие до нескольких часов, и устойчивые, действующие до нескольких суток. Устойчивость зависит от состояния окружающей среды.

быстродействие

; быстродействующие ОВ проявляют свое токсическое действие в течение секунд, минут, медленнодействующие – в течении часов, суток. Очагом химического поражения называется территория, в пределах которой под действием отравляющих веществ или сильно действующих ядовитых веществ произошло массовое поражение людей, животных и растений.

Количественной характеристикой степени заражения приземного слоя воздуха является массовая концентрация отравляющего вещества (ОВ), то есть количество ОВ в единице объёма воздуха (г/м3). Количественной характеристикой степени заражения территорий является плотность заражения — количество ОВ, находящегося на единице площади зараженной поверхности (г/м2).

Отравляющие вещества смертельного действия подразделяются на две группы:

· стойкие ОВ (сохраняют поражающее действие от часов до суток, например, иприт и зоман);

· нестойкие ОВ (поражающее действие сохраняется несколько минут, например, фосген и синильная кислота).

При поражении ОВ нервно-паралитического (Ви-икс, Зарин, Зоман) действия возникает светобоязнь, вызванная сужением зрачков глаз, боль в груди и затруднённое дыхание. В качестве защиты используют противогаз, защитную одежду, а при признаках отравления — средство из индивидуальной аптечки АИ-2 (смотри инструкцию в аптечке).

Кожно-нарывные (Иприт, Азотистые иприты) ОВ поражают органы дыхания, кожные покровы и кишечно-желудочный тракт. Признаки поражения кожи: покраснения тела через 2-6 часов после воздействия, образование язв через 2-3 суток. Для защиты используют средства защиты кожи и противогаз, при попадании на кожу — индивидуальный противохимический пакет ИПП-8. Общеядовитые (Синильная кислота, Хлорциан) ОВ поражают незащищённых людей через органы дыхания и при приёме воды и пищи. Признаки поражения: головокружение, рвота, чувство страха, потеря сознания, судороги, паралич. Основным средством защиты является противогаз. При появлении признаков отравления вводится специальное медицинское средство (например, антидот). Удушающие (Фосген) ОВ поражают легкие человека, вызывая их отек, раздражают глаза и слизистые оболочки. Признаки поражения: раздражение глаз, слезотечение, головокружение, общая слабость. В качестве защиты используется противогаз. Психохимические (Би-зет) ОВ воздействуют через органы дыхания и желудочно-кишечный тракт. Признаки поражения: нарушается функция вестибулярного аппарата, появляется рвота, оцепенение, заторможенность речи, а позднее наступают галлюцинации. В качестве средства защиты используется противогаз. Зона химического заражения образуется в результате распространения на местности отравляющих или сильнодействующих ядовитых веществ

Важно отметить, что часть отравляющих веществ в районе применения оседает на местности в виде капель и при испарении образует вторичное заражённое облако. Перемещаясь по ветру, оно заражает воздух на глубину 6-12 км

По тактическому назначению различают смертельные ОВ и ОВ, временно выводящие из строя, среди которых выделяют раздражающие ОВ. Токсины

являются одним из наиболее перспективных химических боеприпасов. Они очень устойчивы, обладают различными тактическими назначениями, их трудно нейтрализовать в окружающей среде. Токсины способны проникать в организм через органы дыхания, с пищей и водой. Все токсины относятся к медленнодействующим ОВ.

Бомба – дура, прицел – молодец

Российские самолеты, применяя бомбы свободного падения среднего (250 кг) и крупного калибра (500 кг), решают задачу поражения точечных хорошо защищенных объектов (в том числе подземных) малыми силами – одним-двумя самолетами. И это в условиях, когда боевики «Исламского государства» уже длительное время находятся под ударами авиации США и НАТО и успели принять меры к минимизации своих потерь, одной из которых стало размещение объектов своей инфраструктуры по возможности в пределах жилой застройки, чтобы прикрыться мирным населением. Между тем о каких-либо заметных потерях среди него от ударов российской авиации до настоящего времени не сообщалось. Военные эксперты объясняют это тем, что основная часть направленных в Сирию российских самолетов оснащена новейшей отечественной разработкой СВП-24.

Идея, положенная в основу этой системы, состоит в том, чтобы обеспечить не точное самонаведение на цель боеприпаса, а правильный вывод в точку сброса неуправляемых средств поражения их носителя. Этим наша система принципиально отличается от американской концепции превращения в высокоточное оружие обычных бомб – JDAM. США устанавливают на бомбы свободного падения комплекты, обеспечивающие их наведение на цель по данным GPS. То есть превратили обычные бомбы в управляемые. Понятно, что стоимость такой бомбы значительно возрастает (комплект стоит около 26 тысяч долларов), хотя и остается существенно меньше, чем полноценного высокоточного боеприпаса. СВП-24 обеспечивает совмещение цели с местоположением носителя с поправкой на траекторию полета бомбы, рассчитываемой бортовым вычислительным комплексом с учетом гидрометеоусловий и ее баллистики. Таким образом обычный боеприпас приобретает результативность, соизмеримую с высокоточным оружием.

Разработчики утверждают, что точность бомбометания даже с высоты пяти-шести километров может быть чрезвычайно высокой. Испытания в полигонных условиях дали среднеквадратическое отклонение 250–500-килограммовой бомбы от цели около четырех – семи метров. Понятно, что в боевой обстановке накладываются дополнительные факторы, существенно снижающие точность бомбометания. Это прежде всего погрешности в определении координат цели, которые могут достигать нескольких метров. Нет полноты информации и о гидрометеорологической обстановке, состоянии воздушной среды в районе цели. Дополнительные несколько метров погрешности внесет определение места носителя по данным ГЛОНАСС в зоне боевых действий. Координаты несколько искажаются при резком маневрировании в районе цели. С учетом всех названных факторов можно оценить точность боевого применения свободнопадающих бомб с использованием СВП-24 показателем в 20–25 метров. В этом случае вероятность попадания в малоразмерное защищенное подземное сооружение может составить 30–40 процентов, а вероятность поражения слабо защищенных наземных объектов средним калибром может достигать и 60 процентов. Этого вполне достаточно, чтобы осуществлять высокоточное и надежное поражение назначенных целей ограниченным составом сил: даже для сильно защищенного малоразмерного объекта достаточно применить три-четыре бомбы, а слабо защищенный будет гарантированно уничтожен уже двумя боеприпасами. При этом зона разрушений вблизи поражаемого объекта не превысит нескольких десятков метров, что сопоставимо с расстоянием между отдельными зданиями в типовой городской застройке.

Таким образом, имея 12–16 бомб среднего и крупного калибра, оборудованный системой СВП-24 самолет Су-24М способен уничтожить до двух точечных объектов инфраструктуры исламистов за один вылет. Вероятно, именно по этой причине на каждый пораженный объект в среднем приходится чуть больше одного самолетовылета (нельзя забывать, что ударные самолеты сопровождаются самолетами обеспечения, в частности истребителями). При этом стоимость боеприпаса по сравнению с высокоточным оружием или бомбами, оснащенными комплектом JDAM, остается копеечной. Справедливости ради отметим, что точность попадания бомбы JDAM будет выше – пять – семь метров. То есть вероятность попадания даже в защищенное подземное сооружение достигает 70–80 процентов. Но это несущественно сказывается на повышении эффективности действий авиации – для абсолютного большинства боевых задач в Сирии такая точность избыточна.

Принцип работы

Высокоточное оружие появилось в результате борьбы с проблемой невысокой вероятности поражения цели традиционными средствами. Основные причины — отсутствие точного целеуказания, значительное отклонение боевого припаса от расчётной траектории, противодействие противника. Следствие — большие материальные и временные затраты на выполнение задачи, высокий риск потерь и неудачи. С развитием электронных технологий появились специфические возможности управления боеприпасом на основании сигналов датчиков положения боеприпаса и цели. Основные виды методов определения взаимного положения боеприпаса и цели:

  • Стабилизация траектории боеприпаса на основании инерциальных датчиков ускорений. Позволяет уменьшить отклонения от расчётной траектории.
  • Подсветка цели специфическим излучением, позволяющим боеприпасу опознать цель и скорректировать отклонения. Обычно подсветка выполняется радиолокаторами (в системах ПВО) или лазерным излучением (для наземных целей).
  • Использование специфического излучения цели, позволяющего боеприпасу опознать цель и скорректировать отклонения. Это может быть радиоизлучение (например, в противорадиолокационных ракетах), инфракрасное излучение перегретых двигателей машин и самолётов, акустические и магнитные поля кораблей.
  • Поиск следов цели, например кильватерного следа корабля.
  • Умение боеприпаса идентифицировать оптическую или радиотехническую картину цели для выбора приоритетной цели и наведения.
  • Управление полётом боеприпаса на основании показаний систем навигации (инерциальной, спутниковой, картографической, звёздной) и знания координат цели или пути к цели.
  • Возможно так же удалённое управление боеприпасом оператором или автоматической системой наведения, которые получают сведения о положениях цели и боеприпаса по независимым каналам (например, визуально, радиолокационными или иными средствами).

Сложные боеприпасы могут руководствоваться несколькими методами поиска цели в зависимости от их доступности и достоверности. Помимо проблемы поиска цели перед высокоточным оружием зачастую ставятся задачи преодоления средств противодействия, направленных на уничтожение или отклонение боеприпаса от цели. Для этого боеприпасы могут выполнять подход к цели предельно скрытным образом, совершать сложные манёвры, выполнять групповые атаки, ставить активные и пассивные помехи.

Принцип работы

Высокоточное оружие появилось в результате борьбы с проблемой невысокой вероятности поражения цели традиционными средствами. Основные причины — отсутствие точного целеуказания, значительное отклонение боевого припаса от расчётной траектории, противодействие противника. Следствие — большие материальные и временные затраты на выполнение задачи, высокий риск потерь и неудачи. С развитием электронных технологий появились специфические возможности управления боеприпасом на основании сигналов датчиков положения боеприпаса и цели. Основные виды методов определения взаимного положения боеприпаса и цели:

  • Стабилизация траектории боеприпаса на основании инерциальных датчиков ускорений. Позволяет уменьшить отклонения от расчётной траектории.
  • Подсветка цели специфическим излучением, позволяющим боеприпасу опознать цель и скорректировать отклонения. Обычно подсветка выполняется радиолокаторами (в системах ПВО) или лазерным излучением (для наземных целей).
  • Использование специфического излучения цели, позволяющего боеприпасу опознать цель и скорректировать отклонения. Это может быть радиоизлучение (например, в противорадиолокационных ракетах), инфракрасное излучение перегретых двигателей машин и самолётов, акустические и магнитные поля кораблей.
  • Поиск следов цели, например кильватерного следа корабля.
  • Умение боеприпаса идентифицировать оптическую или радиотехническую картину цели для выбора приоритетной цели и наведения.
  • Управление полётом боеприпаса на основании показаний систем навигации (инерциальной, спутниковой, картографической, звёздной) и знания координат цели или пути к цели.
  • Возможно так же удалённое управление боеприпасом оператором или автоматической системой наведения, которые получают сведения о положениях цели и боеприпаса по независимым каналам (например, визуально, радиолокационными или иными средствами).

Сложные боеприпасы могут руководствоваться несколькими методами поиска цели в зависимости от их доступности и достоверности. Помимо проблемы поиска цели перед высокоточным оружием зачастую ставятся задачи преодоления средств противодействия, направленных на уничтожение или отклонение боеприпаса от цели. Для этого боеприпасы могут выполнять подход к цели предельно скрытным образом, совершать сложные манёвры, выполнять групповые атаки, ставить активные и пассивные помехи.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий