Конвенции и соглашения

До Женевских конвенций были какие-то правила ведения войны?

Миниатюра из манускрипта «Conjuration de Catilina» и «Guerre de Jugurtha». Франция, 1420 год

О том, какие методы ведения войны допустимы, а какие нет, люди задумы­вались с самых древних времен. Древнеиндийские Законы Ману (около II века до н. э.), к примеру, запрещали использовать отравленные стрелы, убивать раненых и сдавшихся в плен. Латеранский собор 1139 года запретил исполь­зовать арбалеты, признав их «богомерзким» оружием: пущенная из арбалета стрела пробивала броню рыцаря. В средневековой Европе огнестрельное оружие считалось недостойным. В XIX веке, уже после принятия исторически первой Женевской конвенции, по инициативе России была принята Санкт-Петербургская декла­рация о запрете взрывчатых пуль, ставшая первым документом в совре­менной истории, запретившим конкретный вид вооружений. 

В 1899 и 1907 году в ходе Гаагских конференций мира приняли так называемую оговорку Мартенса  Федор Федорович Мартенс (1845-1909) — российский юрист и дипломат. Работы Мартенса во многом заложили основу современного международного гуманитарного права.: правило, согласно которому воюющие стороны должны руководствоваться принципами гуманности, человечности и здравого смысла, даже если они не брали на себя соответ­ствующих договорных обязательств. 

Кто придумал Женевские конвенции?

1 / 2

Эпизод битвы при Сольферино 24 июня 1859 года. Вторая половина XIX века DeAgostini / Diomedia

2 / 2

Анри Дюнан. 1855 годInternational Committee of the Red Cross

24 июня 1859 года 31-летний швейцарский предприниматель Анри Дюнан стал свидетелем крупнейшей битвы австро-франко-итальянской войны  Австро-франко-итальянская война — конфликт 1859 года, в котором Франция вместе с Сардинским королевством противо­стояли Австрийской империи. Вскоре после победы Наполеона III при Сольферино Франция заключила с Австрией Виллафранк­ский мир, по которому австрийцы уступили Ломбардию. Война стала началом объедини­тельного движения в Италии., которая состоялась в местечке Сольферино в Италии. После сражения на поле боя осталось 40 тысяч раненых, и многие из них умерли на жаре, не дождавшись помощи. Собрав добровольцев, Дюнан несколько дней провел среди раненых, пытаясь хоть как-то облегчить их страдания. В своих «Воспоми­наниях о битве при Сольферино» он писал:

«Воспоминания о битве при Сольферино», опубликованные через три года после сражения, стали чрезвычайно популярны в Европе, книгу перевели на несколько языков. В ней Дюнан предложил создать национальные общества помощи раненым и разработать специальную конвенцию, которая наделила бы лиц, оказывающих медицинскую помощь, во время войны нейтральным статусом. В 1863 году вместе с единомышленниками он основал Междуна­родный Комитет Красного Креста, а еще через год 62 делегата из 16 стран приняли первую Женевскую конвенцию, защищающую раненых и больных солдат. В 1901 году Анри Дюнан стал первым лауреатом Нобелевской премии мира.

Если страна не присоединилась к Женевским конвенциям, это снимает с нее ответственность?

Команда минеров, разыскивающих противопехотные мины. Афганистан, 1996 год

На сегодня в мире не осталось признанных государств, которые не присоеди­нились к Женевским конвенциям. Но и сами Женев­ские конвенции давно получили статус международ­ных обычаев — норм, обязательных для любых, даже вновь созданных государств. 

Но не все договоры по международному гуманитарному праву стали обычаями и признаны всеми странами, и поэтому они действуют только между теми госу­дарствами, которые их подпи­сали. Напри­мер, Оттавская конвенция, запре­тившая проти­вопехотные мины, действует сегодня в отношении 164 го­сударств, но некото­рые крупные державы, включая Россию, США и Китай, не участвуют в этом договоре.

Россия не освободила захваченных украинских моряков и не признала их военнопленными

«Мы стали свидетелями последовательного пренебрежения Россией обязанностями, которые она несет как государство-участник Конвенции об обращении с военнопленными от 12 августа 1949 года (ІІІ Женевская конвенция)». Так профессор кафедры международного и европейского права Одесской юридической академии Тимур Короткий прокомментировал непредоставление Россией статуса военнопленных украинским морякам, захваченным российскими военными 25 ноября 2018 года у берегов Крыма.

«Суд над военными моряками, запрет ношения ими военной формы, проведение психиатрических экспертиз – являются нарушениями отдельных положений Конвенции», – отмечает Короткий.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ:

«На кону существование России как морской державы»

Но самым важным и серьезным, по его словам, является нарушение права военнопленного на справедливое и надлежащее судебное расследование. В соответствии со статьей 130 оно относится к серьезным нарушениям Конвенции.

Стоит обратить внимание еще на одно обстоятельство. С момента захвата украинских кораблей Украина применила другие механизмы освобождения военных кораблей и моряков (в рамках временных процедур в Международном трибунале по морскому праву, посредством обращения в Европейский Суд по правам человека)

Однако статуса военных моряков как военнопленных эти шаги отнюдь не меняют: экипажи бронекатеров «Никополь», «Бердянск» и буксира «Яны Капу» имеют все права, предусматриваемые статусом военнопленных.

Сам «Керченский инцидент» с захватом украинских моряков и кораблей квалифицируется как «международный вооруженный конфликт» в соответствии со статьей 2, общей для всех Женевских конвенций.

На нарушение Женевских конвенций в деле по захвату украинских моряков в мире отреагировали только через несколько месяцев пленения 24 военнослужащих Военно-морских сил Вооруженных сил Украины. Так, в январе 2019 года Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию относительно «Азовского кризиса». Слово «военнопленные», правда, в ней отсутствует, но часть экспертов считает: ссылки в тексте на Женевские конвенции де-факто предусматривают статус «военнопленные».

Впоследствии был обнародован доклад Управления Верховного комиссара ООН по правам человека. В пункте 103 доклада отмечается четко: экипажи кораблей ВМС Украины, задержанные Россией 25 ноября 2018 года у Керченского пролива, считаются военнопленными.

Продолжение следует…

Захваченные ФСБ России украинские моряки

25 ноября 2018 года российские военные у берегов Крыма таранили, обстреляли и захватили три плавсредства ВМС Украины – катера «Бердянск» и «Никополь» и буксир «Яны Капу» – направлявшиеся из Одессы в Мариуполь.

ФСБ России подтвердила применение оружия против украинских кораблей, ведомство утверждает, что три украинских военных корабля «незаконно пересекли госграницу России».

Российские суды в Крыму арестовали 24 украинских военных, обвинив их по ч. 3 ст. 322 УК России (незаконное пересечение границы), им грозило до 6 лет лишения свободы. Украинские моряки находились в московском СИЗО.

Прокуратура АРК признала захваченных ФСБ России украинских моряков военнопленными.

Действия России в районе Керченского пролива критикуют в ряде европейских стран и США. В НАТО заявили, что внимательно следят за развитием событий в Керченском проливе и призвали к сдержанности и деэскалации напряжения.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Откуда обычные солдаты узнают о правилах? Или в ответе только генералы?

Солдаты «Лейбштандарта СС Адольф Гитлер» в Лихтерфельде. Берлин, 1935 год

Здесь лучше начать с ответа на второй вопрос — про ответственность. За нару­шения Женевских конвенций отвечают и те, кто отдавал преступный приказ, и те, кто его сознательно исполнял. 

Безусловно, военные, которым отдают преступный приказ, находятся перед тяжелым выбором: нарушить присягу или закон. Чем выше в государстве уважение к праву в целом, тем лучше соблюдается и международное гумани­тарное право. 

Широко известен пример австралийских летчиков, десятки раз отказавшихся исполнять приказы командования в 2004 году в Ираке: если пилоты сомне­вались, что атакуют законную цель, они не выпускали ракеты или даже уничтожали уже выпущенные. К слову, это еще одна иллюстрация, что гуманитарное право работает.

Международное гуманитарное право изучают в академиях и на службе. Соответствующие правила внесены в воинские уставы. Во многих странах с этими правилами знакомят не только военных, но и медицинский персонал, военных корреспондентов, а в идеальном случае — каждого школьника.

Но нужно понимать, что гуманитарное право не какая-то хитрая наука. Многие его нормы устроены так, что понятны каждому человеку: убивать пленных, грабить и насиловать плохо. И зачастую людей сдерживают общие представ­ления о добре и зле. 

Крушение конвенций

В конфликтах в Сирии, Йемене, Мали, Кот-д’Ивуаре, Ираке или Афганистане тактика ведения войны очень часто включает в себя осаду, нападения на больницы, сексуальное насилие против мирного населения и произвольные казни заключенных.

Делегаты работают над текстом конвенции. Фото: CADOUX J

Это приводит к разрушению идеи Женевских конвенций, говорит президент МККК Питер Мауэр.

На этой неделе в Женеве представители всех 196 стран, которые подписали конвенцию, соберутся на международной конференции Красного Креста, чтобы обсудить, как спасти положение.

Для президента медицинской благотворительной организации «Врачи без границ» Джоан Лью это будет особенно важно, так как совсем недавно, когда боевые действия в афганском городе Кундузе только начинались, Лью успокаивала сотрудников больницы, говоря, что, согласно Женевской конвенции, нападения на медицинские учреждения запрещены, тем более что США и афганские силы точно знали расположение больницы. Когда же больницу разбомбили, возмущению Джоан Лью не было предела

Когда же больницу разбомбили, возмущению Джоан Лью не было предела.

Представители 196 стран подписали Конвенцию о защите гражданского населения во время войны. Фото: CADOUX J

«Я говорила моим сотрудникам, что больница — это самое безопасное место в городе», — вспоминает Лью.

Но в ночь на 3 октября 30 человек, среди которых были 13 сотрудников «Врачей без границ», были убиты в ходе часовой бомбардировки.

Хотя военное командование США и признало, что налет американской авиации был ошибкой, Джоан Лью хочет разъяснений по поводу того, кто из стран еще придерживается Женевских конвенций.

Лью считает, что в Конвенции о защите гражданского населения во время войны есть все основные положения, необходимые для того, чтобы сохранять гуманность во время конфликта, и если бы стороны их придерживались, то все было бы в порядке.

Как судят за нарушения правил ведения войны?

Скамья подсудимых во время судебного заседания Международного военного трибунала на Нюрнбергском процессе. 1945 год

В случае, когда государство нарушает международное гуманитарное право, другие страны могут применить к нему меры ответственности. Это могут быть политические заявления, контрмеры и даже санкции — вплоть до полной международной изоляции государства. Такие меры могут быть приняты конкретным государством. И в этом случае мера ответственности зависит от воли каждой из стран. Но Совет Безопасности ООН наделен особым правом принимать решения, которым обязаны следовать все государства. Например, объявить эмбарго на поставку оружия, товаров или технологий. Государства могут передать спор в международный орган — скажем, в Междуна­родный суд ООН. Но для этого нужно согласие страны-нарушителя (хотя есть и госу­дарства, которые дали свое постоянное согласие на рассмотрение против них дел в МС ООН). Конечно, такую систему сложно назвать идеальной, но в то же время нужно отметить, что нередки и случаи, когда государства добровольно выплачивают компенсации за нарушение норм гуманитар­ного права. 

Кроме государств в целом ответственность несут и конкретные люди. Каждое государство обязалось расследовать случаи нарушения и предавать суду военных преступников. 

Также существует так называемый принцип универсальной юрисдикции. В соответствии с ним любое государство может и даже обязано судить инди­видов (конкретных людей) вне зависимости от того, какое у них гражданство и в какой точке планеты они совершали военные преступления. Точкой отсчета в вопросе индивидуальной ответственности можно считать Нюрнберг­ский процесс. Он не только осудил нацист­ских преступников, но и инициировал суды против политиков и военных во многих странах

И, что крайне важно, вызвал саму дискуссию об ответственности высокопоставленных лиц. До Нюрнберга их никогда не судили за военные преступления

С начала 1990-х годов Совет Безопасности ООН создал несколько международ­ных трибуналов для суда над военными преступниками. Два ярких примера — Международный уголовный трибунал по Руанде и Международный уголовный трибунал по Югославии. 17 июля 1998 года был принят Римский статут, учре­дивший Международный уголовный суд. Статут вступил в силу в 2002 году. В отличие от трибуналов Международный уголовный суд — постоянно дей­ствую­щий орган. Если государство отказывается предать лицо суду или не мо­жет это сделать, дело может быть принято Международным уголовным судом. Отказ осудить преступника не единственное условие принятия дела судом, но ключевое.

Некоторые государства пытаются изъять своих граждан из-под иностранной и международной юрисдикции. Но сделать это становится все сложнее. И если посмотреть на процесс индивидуальной ответственности в ретроспек­тиве, за 30 лет человечество сделало большой шаг. Избе­жать наказания за военное преступ­ление существенно сложнее, чем прежде. Под международным давле­нием государства все активнее самостоятельно выявляют и осуждают военных преступников.

Политические спекуляции и общее несовершенство системы международного права всегда будут сопровождать любые дискуссии об ответственности госу­дарств или индивидов. Но факт остается фактом — впервые за всю историю человечества риск привлечения к уголовной ответственности за совершение военных преступлений становится фактором, реально влияющим на поведение воюющих.

Общие принципы права и международное обычное право.

Общие принципы права имеют особое значение для права, регулирующего такой сложный феномен, как вооруженный конфликт.

В современной формулировке оговорки Мартенса, содержащейся в Дополнительном протоколе I, подчеркивается, что в случаях, не предусмотренных конкретными положениями международного права, «гражданские лица и комбатанты остаются под защитой и действием принципов международного права, проистекающих из установившихся обычаев, из принципов гуманности и из требований общественного сознания» (ст. 1.2). Ссылаясь на заявление, сделанное в Деле о канале Корфу, в своем решении 1986 года по Делу о военной и военизированной деятельности в Никарагуа (Никарагуа против США) Международный суд отмечает, что общая статья 3 отражает «элементарные соображения гуманности» (п. 218). Таким образом, оговорку Мартенса можно понимать как общепринятое выражение принципа гуманности, адаптированного к условиям войны.

Принцип пропорциональности (соразмерности) и принцип проведения различия особенно актуальны для регулирования применения силы в вооруженном конфликте. Согласно принципу пропорциональности, сила, используемая для достижения определенной законной цели, должна быть пропорциональна военному значению данной цели. Другими словами, следует воздержаться от нападения, «которое, как можно ожидать, вызовет случайные потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и нанесет случайный ущерб гражданским объектам, или то и другое вместе, которые были бы чрезмерными по отношению к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предполагается получить» (ст. 57.2.a.iii Дополнительного протокола I). Часто неизбежные попутные потери среди гражданского населения или ущерб гражданским объектам должны оставаться в разумном соотношении с военным преимуществом, ожидаемом при достижении цели операции. Соответственно, военному командованию всегда приходится соизмерять предполагаемые военные результаты с интересами гражданских лиц, затронутых запланированными военными действиями.

Принцип проведения различия требует, чтобы стороны вооруженного конфликта всегда проводили различие между комбатантами и военными объектами, с одной стороны, и гражданским населением и гражданскими объектами – с другой. Статья 48 Дополнительного протокола I кодифицирует данную норму, а последующие статьи (ст. 49–60) раскрывают ее содержание. Наконец, в статье 52.2 впервые в истории международного гуманитарного права дается определение понятия «военных объектов».

Еще в 1868 году в Санкт-Петербургской декларации получает осуждение использование оружия, которое «без пользы увеличивает страдания людей, выведенных из строя». Статья 35.2 Протокола I дала этому важнейшему принципу международного гуманитарного права новую формулировку, запретив «применять оружие, снаряды, вещества и методы ведения военных действий, способные причинить излишние повреждения или излишние страдания». Международный суд в своем Консультативном заключении по ядерному оружию от 1996 года отнес данные положения к числу «незыблемых принципов международного обычного права» (п. 79).

Согласно Международному Суду, международное обычное право играет решающую роль в качестве независимого источника правовых норм, применимых в области международного гуманитарного права (Консультативное заключение по ядерному оружию, п. 75). Недавно опубликованное исследование МККК определило нормы, которые, по его мнению, должны рассматриваться как обычное право, то есть нормы, применимые в вооруженных конфликтах как международного, так и немеждународного характера. Хотя исследование не претендует на официальную кодификацию норм международного обычного права, в его перечне подробно отражена сложившаяся практика, подкрепленная opinio juris. Один из его основных выводов заключается в том, что важнейший источник международных норм, регулирующих ведение военных действий, носит обычно-правовой характер. Более того, эти обычные нормы применяются в равной степени и к международным, и к немеждународным вооруженным конфликтам, тем самым заполняя пробелы плохо кодифицированного письменного свода законов, применимых во внутригосударственных вооруженных столкновениях.

А ядерное оружие запрещено международным гуманитарным правом?

Взрыв водородной бомбы «Майк» в рамках операции «Плющ» ВС США на атолле Эниветок. 1952 год

Применение ядерного оружия подпадает под безусловный запрет международ­ного гуманитарного права, потому что это оружие нельзя направить только на воюющих и военные объекты: оно неизбирательно. Кроме того, ядерное оружие причиняет чрезмерные страда­ния. Но позиции государств разнятся, и поэтому полностью ядерное оружие не запрещено до сих пор. Полный запрет означал бы, что нельзя не только применять ядерное оружие, но и разраба­тывать его, испытывать, хранить, приобретать и перевозить.

Соответствующий договор разработан (Договор о запрещении ядерного оружия), его торже­ственно подписали 26 сентября 2019 года в Нью-Йорке. Но государства с ядерным арсеналом договор не поддержали.

Критика конвенций

После терактов 11 сентября 2001 года Женевские конвенции были подвергнуты критике. Утверждалось, что такой вид международных соглашений устарел и плохо подходит для современной формы ведения военных действий.

Сегодня в порядке вещей ситуация, когда одна сторона вооруженного конфликта является независимым военизированным подразделением, не имеющим опознавательных знаков и финансируемым в частном порядке. Женевские же конвенции предполагают договоренности государств между собой, а влияние государств на такие частные армии, как правило, не распространяется.

Однако, несмотря на такую расстановку сил, Женевские конвенции остаются жизненно важными для мировой геополитики. Почему это так? Основная задача международного права в целом и Женевских конвенций в частности заключается в том, чтобы остановить агрессию в случае возникновения вооруженного конфликта. Женевские конвенции предполагают, что даже такая неуправляемая ситуация, как война, должна иметь свои рамки. Эти рамки прописаны и закреплены в международных соглашениях.

Войны приносят с собой не только большую убыль населения. Помимо прочего это еще и пытки, жестокое обращение, захват заложников, похищения людей, насилие физическое, психологическое и сексуальное. Все эти действия фактически запрещены Женевскими конвенциями и другими договорами международного права.

Несмотря на подобные запреты, Женевские конвенции плохо работают в условиях глобальной войны с терроризмом.

Международное гуманитарное право применяется только в том случае, если страна сталкивается с вооруженным конфликтом. То, что называется «глобальным терроризмом», может иметь форму вооруженного конфликта, а может и не иметь. Часто терроризм принимает иные формы и требует по отношению к себе иных методов борьбы — действий со стороны полиции, следственных органов и так далее.

Пробелы в Женевских конвенциях

Однако, если перевозка оружия, снаряжения и т. д. происходит где-то в тылу, без непосредственного контакта с фактическими боевыми действиями или часто по незнанию, в таком случае водитель не теряет своей защиты.

Как видно, пробелы в Женевских конвенциях постепенно восполняются, что позволяет им не терять актуальности в условиях современной войны. На сегодняшний день международными организациями рассматриваются вопросы возможности задержания людей по соображениям безопасности и новые международные нормы в отношении невоенных вооруженных конфликтов, которых становится все больше в мире. Когда есть международный военный конфликт, тогда мы имеем ситуацию, предусмотренную Женевскими конвенциями. В таком случае на этот конфликт будут распространяться все соответствующие нормы международного права. Если же это невоенный международный конфликт, то он выходит за пределы полномочий Женевских конвенций. Сейчас Международный комитет Красного Креста работает над исправлением этой ситуации.

Разве на реальной войне кто-то соблюдает правила?

Немецкие пленные помогают британским раненым солдатам добраться до перевязочного пункта у леса Бернафе во время битвы на Сомме. 1916 год

В своей речи в защиту Тита Анния Милона Цицерон сказал: «Silent enim leges inter arma» — «Молчат законы среди лязга оружия». Очень многие считают, что с помощью права в принципе невозможно регулировать военные действия, потому что цель войны — победа любой ценой. На самом деле все совсем не так. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить количество жертв, жестокость методов и средств ведения войны в Первую или Вторую мировую и современные конфликты. 

Воюющие стороны не игнорируют требования гуманитарного права. В большин­стве армий, к примеру, любое новое оружие проходит экспертизу на соответ­ствие нормам международного гуманитарного права и только после этого ставится на воору­жение. В вооружен­ных силах есть юридические советники, которые следят за соблюдением правил, а во многих армиях связь с такими советниками постоянно поддерживается прямо во время боевой операции.

Это не означает, что система работает идеально: эксцессы случаются. Но это и не означает, что система не работает вовсе. Можно провести аналогию с правилами дорожного движения: их нарушают, но ни у кого не возникает мысли, что они нам не нужны.

Скептическое отношение к международному гуманитарному праву связано еще и с тем, что обычно журналисты пишут о фактах нарушения права, а не о слу­чаях его соблюдения. В науке это называется генерализацией частных случаев: люди узнают о каких-то нега­тивных эпизодах и на этом основании судят о явлении в целом. Этот эффект только усиливается тем, что речь идет о военных конфликтах и информация о нарушениях часто искажается сознательно. 

Женевских конвенций много?

Первая страница оригинала первой Женевской конвенции 1864 года

На сегодняшний день принято четыре Женевские конвенции. Каждая посвящена своей теме: 

1. Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях.

2. Об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море.

3. Об обращении с военнопленными.

4. О защите гражданского населения во время войны.

В соответствии с первой и второй конвенцией государства обязаны гуманно обращаться с ранеными и больными в армиях и на флоте. Конвенции закрепили статус отличительных эмблем, в том числе красного креста на белом фоне.

Третья конвенция определила особый порядок обращения с военнопленными. В частности, положение, согласно которому ответственность за военнопленных возлагается на удержи­вающее их государ­ство, а не на отдельные воинские части или коман­диров. Статус военноплен­ного не только гарантирует жизнь и физическую неприкос­новенность, но и дает другие важные права. Например, каждый военнопленный при допро­се обязан сообщить только свои фамилию, имя и звание, дату рождения и лич­ный номер. С пленным должны обращаться в соответ­ствии с чином (к приме­ру, офицеров нельзя принуждать к работе), они имеют право на медицинскую помощь и связь с родными. Военнопленного даже могут освободить под чест­ное слово, что тот больше не будет принимать участия в вооруженном кон­флик­те. В третьей конвенции государства также обязались как можно скорее возвращать военнопленных на родину.

Четвертая конвенция впервые за всю историю человечества подробно закре­пила правила обращения с гражданскими лицами и их особый статус. На гра­жданских лиц нельзя нападать намеренно. Они пользуются защитой до тех пор, пока не при­ни­мают непосред­ственное участие в военных действиях. Запре­щаются ограбления, изнаси­лования, пытки. К сожалению, лишения, которые претер­певает гражданское население, — одна из самых острых проблем в совре­мен­ных вооруженных конфликтах. Не все лишения являются следствием нарушения конвенции, ведь она не отменяет войну и бедствия, ее задача — уменьшить в той мере, в которой государства готовы пойти на это, страдания жертв.

Все четыре конвенции были подписаны на конференции под эгидой Между­народного Комитета Красного Креста вскоре после окончания Второй мировой войны — в августе 1949 года. 

Сегодня эти документы составляют основу международного гуманитарного права, регулирующего ведение вооруженных конфликтов  Юристы обычно употребляют термин «вооруженный конфликт», а не «война», потому что, строго говоря, это разные понятия. Но в этом тексте мы используем оба термина как синонимы.. В Женевских конвенциях участвует 196 стран, в их числе все 193 государства — участника ООН. 

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий